А. Бутрым: «Рекрутинг уйдет из нашей жизни так же, как турагентства»

31 Августа 2019 Published in Дайджест
Read 116 times

Когда исчезнут рекрутеры? На какое профобразование лучше сделать ставку в 35+? Как создание унифицированного «языка компетенций» изменит рынок труда? На эти вопросы отвечает директор Британской высшей школы дизайна (БВШД) Анастасия Бутрым.

Британка изначально, с открытия в 2003 году, сделала ставку на взрослых людей, которые по диплому одной профессии, а по жизни другой. Таких тогда было много. Да и сейчас никто не предлагает такой спектр актуальных профессий, как вы. При этом в Москве особо остро чувствуется возрастной ценз при приеме на работу. Многие компании, особенно инновационные, не хотят брать соискателей старше сорока лет. Их резюме автоматически выбраковываются.
Это ограничение зачастую есть только в умах руководителей, которые нередко предпочитают нанимать молодых и менее компетентных, чем они сами, людей, так как боятся, что подчиненный окажется умнее. Это неверный подход.

На Западе после тридцати вчерашний студент еще ищет себя, а у нас в тридцать — это уже специалист с семьей, ипотекой, обязательствами и гигантским (во всяком случае, так хочется думать работодателю) опытом. Но молодые люди просто не в состоянии обладать большим кругозором и знать все инсайты.

Молодой активный коллектив — это прекрасно, и у нас в Британке именно такой. Но если в компании нет взрослых людей — а именно они цементируют бизнес и создают преемственность, — то ее будет мотать, как пчелиный рой. Это же очевидно, что человек, который пережил четыре экономических кризиса, ведет себя по-другому, чем тот, кто столкнулся с этой проблемой впервые.

Но есть и хорошая новость. В творческой сфере вопрос возраста стоит наименее остро. Если в описании вакансии менеджера часто стоит пометка о возрасте до 35, то акцент на возраст в вакансии графического дизайнера — редкое явление. Творческих людей встречают по портфолио, которое можно сделать еще на этапе получения образования.

На какие профессии стоит делать ставку людям, которые в зрелом возрасте задумались о смене сферы деятельности?
Три года назад в Британке мы одними из первых сделали карту профессий территории искусства и дизайна. Но сегодня она уже неактуальна. Профессия в чистом виде — атавизм, исчезающий вид. Почитайте job description на сайтах компаний, они часто не совпадают с профессией. Многие работодатели хотят еще чего-то, каких-то дополнительных навыков. Например, в вакансии фотографа может быть запрос на блогинг, стайлинг, навык копирайта, знание азов программирования и маркетинга и где-нибудь последней строчкой будет, собственно, фотограф.

Поэтому если соискатель обладает навыками, которых нет у конкурентов, то он оказывается в выигрышном положении, даже если эти навыки напрямую не относятся к его профессии.

Пару лет назад если человек, устраиваясь в банк, мог добавить, что он разбирается в блокчейне и криптовалютах, то зарплата автоматически увеличивалась минимум на 30%. Правда, сейчас этот бум спал и на прибавке к зарплате эти навыки вряд ли отразятся.

Мы, как создатели образовательных программ, столкнулись с тем, что границы между профессиями стали сильно размыты и планировать образовательные результаты нужно иначе.

Очевидно, что в сфере искусства, и дизайна в частности, больше не будет профессий: на смену им придет что-то вроде взаимопроникающей экосистемы компетенций и навыки одних отраслей будут приветствоваться в других. На смену людям T-shape пришли «люди-расчески».

Кто такие люди T-shape и«люди-расчески»?
Раньше вузы выпускали T-shape-специалистов, по вертикали у которых — hard skills, то есть твердые, глубокие навыки, которые делаются физически (программист пишет продукт на языке, дизайнер мебели пилит лобзиком, модельер рисует и шьет). Горизонтальная линия — это soft skills, гибкие навыки, которые не привязаны к конкретной предметной области, а отвечают за умение работать в команде, четкое владение своим временем, успешное разрешение конфликтных ситуаций, лидерство, стрессоустойчивость. Большинство образовательных учреждений готовили именно T-shape-специалистов.

Но мир меняется. И одного твердого навыка (одной «ноги»), пусть даже очень хорошо отточенного, становится мало. Так появились π-person. Вот программист захотел стать модельером и выбрал направление 3D fashion (мода, которая печатается на принтере). Он готов осваивать новые знания, навыки и умения, связанные с модной отраслью, его компьютерные навыки позволяют погрузиться в creative coding, и теперь он π-person, у него две ноги — мода и программирование. Он уникальный специалист на рынке или по меньшей мере конкурирует с себе подобными не на одном поле — дизайнер одежды или программист, а на пересечении двух, что в разы увеличивает его шансы на успешное трудоустройство.

Но наибольший интерес представляют люди, у которых много таких ног, много hard skills, мы их и называем «человек-расческа». И с этой точки зрения от прежней деятельности, даже если вы в корне ее меняете, нельзя отказываться, а стоит проанализировать, какие навыки из прежнего опыта можно использовать в новой сфере.

А есть реальные истории людей, которые пришли к вам учиться, сменили сферу деятельности и теперь мегауспешны на новом поприще? - Конечно, вот абсолютно реальные кейсы выпускников Британки.

Кристина Капитанаки после аспирантуры в области экономики и финансов в РАНХиГС, у нее также было образование в лингвистике и психологии (Кембридж и Сорбонна), больше десяти лет работала в банковской сфере. Главный специалист в «Русском стандарте», затем замначальника в ВТБ 24. От бешеного темпа работы угробила здоровье и попала в больницу: за время своего пребывания там почему-то постоянно визуализировала подиум. Хотя у мамы было свое ателье, она сама этой сферы никогда не касалась. Поняв, что в банк она больше не вернется, Кристина поступила к нам на программу «Дизайн одежды. Базовый курс». Опыт в бизнесе помог ей заключить контракты с Wildberries, KupiVIP и Lamoda, сделать несколько показов и создать костюмы для фильма «Максимальный удар». Она планирует развивать собственную линию детской одежды и работает с брендом Finn Flare.

Или еще один случай: Екатерина Михайлова, по специальности картограф, подрабатывала web-дизайнером. В Британке она выбрала курс «Дизайн мобильных приложений» и по итогам дипломного проекта попала в компанию Redmadrobot. В этом году Екатерина и ее команда сделали проект, который получил главный приз на European Design Awards.

Но как человеку понять, что ему нужно? Откуда ему узнать, кого «возьмут в будущее»?
Могу говорить только про творческое направление. У взрослого человека, который решил по каким-то причинам сменить сферу деятельности, уже есть свои soft skills (они бесценны всегда) и hard skills (которые надо не выбрасывать, а использовать в новых целях), и есть сферы, интересные для личности.

На пустом месте тяга к определенному виду творчества редко возникает. Скорее всего корни либо лежат в детских увлечениях, либо это осознанное взрослое хобби. Но если увлечений много, то человек часто не понимает, в каком направлении себя реализовать. Не надо сразу оплачивать профобразование, если нет уверенности, что это стопроцентное попадание.

На первом этапе хватит и edutainment — совмещения развлечения и образования. Ходите на мастер-классы, воркшопы, дискуссии. Нужно это ровно для того, чтобы понять, от чего у вас внутри «дзынькает», как говорит Полунин. В творчестве без «дзынь» нельзя, это не финансы и не менеджмент. Чтобы понять, какой процесс приносит удовольствие, надо попробовать, примерить на себя.

Так как сейчас почти все сферы стали междисциплинарными, то, перебрав порядка пяти направлений, можно с большой долей вероятности определиться. И москвичи тут в привилегированном положении — в большом городе большие возможности.

Поняв сферу, на которую душа отзывается, стоит заранее продумать, какие именно компетенции имеет смысл нарастить, чтобы получить максимальное конкурентное преимущество. И лучше это делать до того, как пошли учиться.

Вот, например, Илья Варегин: выпускник факультета иностранных языков, работал и переводчиком-синхронистом, и проектным менеджером в крупной IT-компании. Параллельно с работой увлекся историческим костюмом и работал с командой, которая занималась историческими реконструкциями (а они очень дотошны в отношении мельчайших деталей). Потом были костюмы для театра и кино и «Дизайн одежды. Базовый курс» в Британке. Окончив БВШД, Илья запустил свой бренд Infundibulum. Он может и построить сводную таблицу, и бюджет посчитать, потому что занимался этим как переводчик и менеджер. Есть такое понятие — lifestyle-driven business, это когда человек может жить и строить бизнес определенным образом, по своим правилам.

Или маркетолог Надежда Данилова. Она долго работала в «МегаФоне» и «Билайне», искала себя через путешествия, йогу, медитацию и, наконец, прошла программу «Дизайн интерьера. Базовый курс» и решила заняться современным искусством. Продолжила обучение в MMOMA School of Contemporary Art. Сейчас ее работы выставляются в ММОМА, она читает лекции в БВШД, параллельно руководит отделом маркетинга и бизнес-девелопмента в архитектурном бюро Offcon и мечтает открыть собственную галерею.

А как быть, если и твердые навыки есть, и гибкие развиты, и допобразование получено, но собственное дело открывать не хочется, а на достойную работу все равно продолжают брать молодых? Многие мои знакомые, профессионалы из разных сфер, сидят без постоянной работы не потому, что любят фриланс, а потому, что их не замечает HR.

Проблема не в том, что они не нужны, а в том, что компании не знают, что им нужны именно эти люди. Поясню. Одни и те же компетенции у мобильных операторов и у банковских работников будут называться по-разному, так как они не говорят на едином профессиональном языке, а значит, ни работодатель, ни соискатель из разных областей просто не поймут, что нужны друг другу.

Если бы все договорились о единстве дефиниций, то это многократно расширило бы возможности для перехода специалистов из одной сферы в другую. Мы сейчас как раз и пытаемся создать таблицу элементов компетенций по аналогии с таблицей Менделеева. Человек отбирает свои компетенции и при помощи искусственного интеллекта обрабатывает их, понимая, под запрос какого работодателя его набор лучше всего подходит, а каких не хватает и необходимо ли пойти учиться и куда именно. А стандартный рекрутинг уйдет из нашей жизни так же, как ушли турагентства, когда появились технологии, позволяющие самим бронировать билеты и отели.

А стоит ли тратить время, учиться в университетах, если из них выходят с минимальным набором навыков, многие из которых уже устарели? Не лучше ли современным детям нанять западного тьютора, слушать курсы, ходить на мастер-классы? Точно дешевле обойдется.

Современный мир не готов к людям без высшего образования. И хороший вуз необходим не из-за новых или не очень знаний. В вузе учат думать, дают структурированный подход, развивают аналитические способности, умение систематизировать информацию, критически мыслить, чего не делает школа. Освоить все это самостоятельно очень сложно.

Материал, на котором эти навыки и методологии отрабатываются, не столь важен, вполне подойдет и абстрактная математика. Если человеку под силу находить закономерности, выявлять связи, видеть структуру, определять правила упорядоченности, видеть, что уравнение — это метафора, а дробью 4/3 можно описать мелодию или узор, то в любой сфере он сможет дать миру гораздо больше новых идей и смыслов, чем если выучит большой объем Wikipedia наизусть.

А знание индустрии, внутренних процессов и актуальных задач можно приобрести и развить до профессионального уровня только на живых проектах. Поэтому стоит идти учиться лишь в те вузы, где меньше лекционных форматов, а больше практики, и где эта практика сцеплена с прогрессивными компаниями в индустрии, а теоретические проекты сочетаются с живыми практиками. Но в Москве таких учебных заведений меньше, чем пальцев на одной руке. А в Британии, например, почти все.

Но сколько бы институтов вы ни закончили, учиться придется всю жизнь. Единственная жизнеспособная образовательная модель в XXI веке — Life Long Learning, так как в любом возрасте у человека есть объем навыков и знаний, который нужно освоить. Ведь тот объем информации, который человечество накопило с момента своего возникновения и до 2003 года, мы сегодня создаем всего за два дня.

Источник

Leave a comment

Поля,обозначенные (*), обязательны к заполнению.

Комментарии публикуются после проверки модератором.