"Я не могу получить то, что мне положено по закону, потому что в нашей стране не исполняются решения не только отечественных судов, но и европейского"

02 Ноября 2011 Published in Дайджест
Read 3010 times

Бывший прокурор Николай Гурепка, работавший в прокуратуре Крыма, уже два раза доказал в Европейском суде по правам человека, что государство Украина нарушило его конституционные права. Но эти решения так и не выполняются

Четыре года назад мы рассказывали о том, как Европейский суд по правам человека в Страсбурге, куда Николай Гурепка обратился с заявлением, признал, что в отношении него государство Украина допустило нарушение требований Конституции о защите прав человека и основных свобод (»ФАКТЫ» за 8.11.2007 года, «Я — единственный прокурор в Украине и, думаю, в мире, которого арестовали и посадили за… неуважение к суду»). Суд обязал правительство Украины компенсировать Николаю Гурепке моральный ущерб в размере 1000 евро. Кроме того, Киевский районный суд Симферополя принял решение, которым обязал Государственное казначейство Украины выплатить Николаю Гурепке зарплату, которую он не получал за период вынужденного прогула (почти девять лет!) в сумме 375 тысяч 407 гривен 21 копейку. А также компенсировать моральный ущерб в размере 35 тысяч гривен. Более того, суд обязал Прокуратуру Крыма засчитать время, когда Гурепку незаконно сняли с должности, в общий трудовой стаж и восстановить его в должности прокурора немедленно. Но, как говорится, гладко было на бумаге… Впрочем, обо всем по порядку.

«Мы вывели на чистую воду хозяев страховой компании,  которые обманули 120 тысяч вкладчиков»

Напомним, в республиканской прокуратуре Николая Гурепку считали борцом за справедливость. Он возбудил ряд уголовных дел в отношении некоторых коррумпированных должностных лиц. Многим это не нравилось. Но приструнить строптивого прокурора было не за что: взяток он не брал, на службе не пил. Его проблемы начались 1 сентября 1995 года, когда Гурепка опубликовал открытое письмо тогдашнему прокурору Крыма Валентину Купцову и впервые обнародовал в прессе данные о более чем семидесяти заказных убийствах. Затем ему поручили разобраться со страховой компанией «Ангел».

 — Мы с коллегами честно поработали, вывели на чистую воду хозяев этой конторы, на совести которых так и остаются 120 тысяч обманутых вкладчиков, — вспоминает Николай Гурепка. — Но дело это тогда у меня забрали и передали другому следователю. А спустя три года, в 1998 году, обманутые вкладчики страховой компании «Ангел» выдвинули меня кандидатом в депутаты Верховной Рады Украины.

Баллотировался я по одному округу с известным в Крыму деятелем, дважды становившимся депутатом Верховной Рады Украины, ныне бизнесменом, руководителем одной из партий. На следующее утро после выборов я позвонил в окружную комиссию и узнал, что набрал 13 процентов голосов, а бизнесмен — семь, остальные — еще меньше. Но мне сказали, что еще не обработаны протоколы двух участковых комиссий. Я потребовал показать копии протоколов, однако мне их не дали, хотя я тогда занимал должность старшего прокурора отдела Прокуратуры АРК. Нардепом стал тот бизнесмен.

Я написал прокурору Крыма жалобу, в которой утверждал, что бизнесмен победил с нарушениями законодательства. Увы, ее расследование спустили на тормозах, а мне настоятельно посоветовали не высовываться. Но я не отступил. И вскоре получил повестку в суд: бизнесмен, уже ставший депутатом, обратился в суд с иском против меня о защите чести и достоинства. И просил взыскать с меня моральный ущерб в сумме 200 тысяч гривен. Дело было заказное, и судья применил в отношении меня незаконные методы судопроизводства. Будучи на больничном, я не явился на одно из судебных заседаний, уведомив об этом судью. Тем не менее он меня арестовал на семь суток, за… неуважение к суду. Это случилось 1 декабря 1998 года. На меня надели наручники и под охраной двух автоматчиков доставили в камеру.

Чтобы унизить и сломить физически, прокурора, одетого только в спортивный костюм, поместили в холодную камеру.

— Как выразился тогда один из милицейских чиновников, в камеру «для особо почетных гостей», — вспоминает Николай Гурепка. — Мне хватило одной морозной ночи, чтобы заболеть. Правда, работники милиции позволили мне позвонить известному правозащитнику профессору Рыбалко, который обратился в международные правозащитные организации. И в ту ночь в адрес Президента Украины пришло 18 факсов от международных организаций. Дежурный сообщил об этом президенту. Тот немедленно связался с Василием Киселевым — тогда представителем президента в Крыму. Когда Василий Алексеевич в половине пятого утра приехал в Симферополь, я уже еле шевелился от холода. Утром прибыл заместитель прокурора Крыма и освободил меня из-под стражи, так как прокурор автономии испугался и внес протест на постановление о моем аресте. Правда, в тот же день председатель Верховного суда Крыма этот протест отклонил. Но я уже находился в больнице.

В связи с тем, что протест прокурора Крыма был судом отклонен, 25 декабря 1998 года Гурепку арестовали вторично. Правда, поместили уже в теплую камеру.

 — Освободили меня под бой курантов 31 декабря! — продолжает Николай Гурепка. — А 4 января уволили из прокуратуры за дискредитацию звания прокурорского работника. Я написал жалобу в Верховный суд Украины. Однако ответа не получил. И 23 мая 1999 года обратился в Европейский суд.

Шестого сентября 2005 года, через шесть лет, Европейский суд рассмотрел заявление Гурепки. Судьи единогласно признали, что государство Украина в отношении уволенного прокурора нарушило конвенцию о защите прав человека.

 — Но лишь через полтора года, 19 марта 2007 года, Верховный суд Украины отменил как незаконные постановление Киевского районного суда Симферополя от 1 декабря 1998 года (о привлечении меня к административной ответственности в виде административного ареста) и постановление председателя Верховного суда АРК от 3 декабря 1998 года. И закрыл дело из-за отсутствия в моих действиях состава административного правонарушения. То есть оправдал меня, — говорит Николай Гурепка. — Но восстановиться на прежнем месте работы оказалось не так просто. Даже после моих многочисленных обращений к Президенту Украины из своего родного ведомства я получал отписки. Мол, вы уволены за дискредитацию, поэтому восстановлены в должности не будете. Тогда на основании закона о возмещении ущерба, причиненного незаконными действиями работников прокуратуры и суда, я обратился в Киевский суд Симферополя. Суд несколько месяцев не мог принять решение, потому что прокуратура Крыма не предоставляла… справку о моем среднем заработке. Но после того как Верховный суд Украины оправдал меня, в мою защиту выступила Уполномоченный по правам человека Нина Карпачева. На одном из судебных заседаний была представлена позиция омбудсмена Украины: ответчик (Прокуратура АРК) обязан отменить свой приказ о незаконном освобождении меня с должности в 1998 году, выплатить зарплату за время вынужденного прогула и компенсировать моральный ущерб.

«Некоторые судьи предлагали моим доверителям поменять юриста»

 — Судья Киевского райсуда Симферополя Раиса Чумаченко такое решение приняла, — продолжает Николай Гурепка, — обязав восстановить меня в должности. Но ни решение суда, ни обращение Карпачевой не возымели действия. Только благодаря публикации в «ФАКТАХ» меня восстановили в должности — после того как статью прочитал Генеральный прокурор и дал соответствующее указание. На следующее утро я пришел в Прокуратуру Крыма, меня восстановили в должности, но предупредили, что вызовут… на аттестационную комиссию. Я прекрасно сознавал, что там мне сказали бы, мол, вы нам не подходите. Тут же написал рапорт и ушел на пенсию. Пенсию мне определили «потолочную» — от примерного оклада и премии… начинающего прокурора.

Чем вы занимались во время этого вынужденного прогула?

 — Представьте мое состояние после того, как я был с позором уволен из органов прокуратуры за дискредитацию. Нарушен привычный образ жизни, связи, прерван карьерный рост. Некоторые коррумпированные прокуроры из юриста 1-го класса за девять лет стали генерал-лейтенантами, то есть дослужились до звания государственного советника юстиции 2-го класса. Я же так и остался советником юстиции. А ведь мне тогда было всего 43 года. И я не был прокурором-двоечником. Мою работу Генеральный прокурор Украины распространял в прокуратурах Украины в качестве передового опыта.

Но после случившегося я не мог устроиться на государственную службу и претендовать на должность судьи. Попытался получить свидетельство адвоката, однако представители суда, юстиции и правительства Крыма завалили меня на экзаменах. При первой же возможности мне ставили палки в колеса. Например, в квартире, которую я попытался использовать как офис, отключили свет. Мое появление в судах в качестве представителя стороны по доверенности злило судей, некоторые из них даже предлагали моим доверителям поменять юриста и не ходить в суд с «арестантом».

И это еще не все. В 2004 году были сфальсифицированы материалы, которые послужили основанием для вторичного привлечения меня к административной ответственности за якобы… проявленное неуважение к суду. Секретарь суда в протоколе записала, что я, будучи представителем по гражданскому делу… не явился в суд. Чем проявил неуважение к суду и должен нести ответственность. Хотя в этот же день, в это же время, с этим же секретарем суда и председателем суда я был в другом деле. Возможно, это было совпадением, а может, местью за мои публикации в СМИ, в которых я критиковал некоторых судей. Получается, я являюсь особо опасным рецидивистом в Украине по оказанию «давления на суд» и по «проявленному неуважению к суду», — улыбается Николай Гурепка.

Вас снова арестовали?

 — На этот раз судьи не стали рисковать и просто оштрафовали меня. Правда, о том, что привлечен за неуважение к суду, я узнал от должностных лиц Государственной исполнительной службы. Не стал спорить, заплатил штраф и подал жалобу. Отписку на нее мне дал тот же судья, который ранее давал необоснованные ответы по моему административному аресту. Я направил в Европейский суд по правам человека повторное заявление. И в этот раз Евросуд принял решение в мою пользу.

Получается, вы дважды выиграли дело в Европейском суде. А зарплату за столько лет вынужденного прогула родное ведомство вам выплатило? Сумма солидная, хоть какая-то компенсация за сломанную судьбу, карьеру…

 — Как бы не так. Они подали жалобу в Апелляционный суд Крыма, и было принято решение, которое удивило даже некоторых судей этой организации. Решение Киевского суда Симферополя в части восстановления меня на работе… отменили, а в части взыскания долга по зарплате дело прекратили. Оставили в силе лишь в части возмещения морального вреда — 35 тысяч гривен.
— Суммы несопоставимые. Ведь прокуратура задолжала вам в качестве зарплаты более 375 тысяч гривен.
 — Мне предложили обратиться с иском в административный суд. Все очень долго тянулось, назначались экспертизы и т. д. В конце концов административный суд опять же, признав приказ о моем увольнении противозаконным, постановил взыскать с прокуратуры уже не 375 тысяч гривен, а 125 тысяч. Так как прокуратура принесла в суд совсем другие расчеты. Не учли индексацию, инфляцию… Я подал апелляционную жалобу на это решение. И Севастопольский апелляционный административный суд отменил его и принял нормальное решение — выплатить мне 275 тысяч гривен зарплаты за вынужденный прогул. Я взял исполнительный лист, чтобы мне выплатили эти деньги. Однако прокуратура подала кассационное представление, которое по закону является основанием для приостановления исполнительного производства. С 2008 года это кассационное представление не рассматривалось Высшим административным судом. Потом вдогонку написало кассационную жалобу и Казначейство Украины. И что мне делать? В интернете нашел информацию о том, что в июле 2009 года между парламентским Комитетом правосудия, который возглавляет Сергей Кивалов, и Юридическим комитетом ПАСЕ был подписан Меморандум о взаимопонимании. Другими словами, орган Совета Европы поручил Комитету Верховной Рады Украины осуществлять постоянный мониторинг выполнения правительством Украины решений Евросуда на всей территории Украины. А по результатам информировать Парламентскую Ассамблею. И это сработало. 24 мая 2011 года мое дело слушалось в Высшем Админсуде. Вскоре мне позвонил представитель Госказначейства Украины: «Николай Васильевич, я вас поздравляю». «С чем, — говорю, — дело прекратили?» — «Нет, вас опять восстановили в должности». — «Я же не это просил».

Получается, вы уже дважды восстановлены в должности, почти как известный всем бывший генеральный прокурор.

 — Да, но он боролся за место генпрокурора, а я всего лишь за место простого старшего прокурора отдела. «А зарплату за эти годы мне выплатят?» — спрашиваю у представителя Госказначейства. «Вынужден вас огорчить, решено взыскать всего 135 тысяч гривен». «А чем мотивирована такая сумма?» — интересуюсь. — «Получите постановление, прочитаете», — сказал он. Проходит месяц, второй, я не получаю этого постановления, хотя знаю, что дело вернулось. Пишу заявление в Окружной Админсуд, в котором прошу выдать мне исполнительный лист и копию решения Высшего Административного суда Украины. Но судья… отказал мне в выдаче. Получается, выиграв два Европейских суда, будучи оправданным Верховным судом Украины, я не могу получить то, что мне положено по закону. Потому что в нашей стране не исполняются решения не только отечественных судов, но и Европейского. Идет какая-то судебная карусель. Как можно в этом государстве чего-то добиваться, если они из юриста, выигравшего два дела в Евросуде, делают дурака? А что они с простыми гражданами вытворяют?! Поломали мне судьбу, карьеру, выгнали с работы, облили грязью, посадили, в холодной камере чуть на тот свет не отправили, растоптали. И все нормально?! Уже 13-й год пошел всей этой истории. Я опять обратился к Кивалову, жду ответа.

Так, может, сразу в Европейский суд по правам человека, в третий раз?

 — Я думаю об этом, — грустно улыбается Николай Гурепка.

Источник

Leave a comment

Поля,обозначенные (*), обязательны к заполнению.

Комментарии публикуются после проверки модератором.