Взгляд на вечность

18 Апреля 2011 Published in Где ты проведешь вечность?
Read 13423 times

ВЗГЛЯД НА ВЕЧНОСТЬ

Как один человек столкнулся с жизнью после смерти.

История Иена Маккормака

В пересказе Дженни Шарки

«Взгляд на Вечность» - невероятная правдивая история столкновения одного человека со смертью и тем, что после нее.  Ныряя у берегов Маврикии Иен Маккормак получил ожоги пяти медуз коробок, позже умер в больнице и был мертв 15-20 минут. В течение этого времени он побывал и в аду и в раю, и вернулся, чтобы рассказать об этом! Смерть была началом его настоящей жизни, и его история изменяет жизни людей по всему миру, касаясь глубочайших вопросов, которые в какой-то момент возникают у каждого из нас.

Посвящается нашим детям, нашей гордости и радости, и всем детям в мире, которым еще предстоит найти свой место рядом с Отцом.

«Веруйте в Бога и в Меня веруйте. В доме Отца Моего обителей много; а если бы не так, Я сказал бы вам. Я иду приготовить место вам». - Иисус (От Иоанна 14.2)

Содержание

Предисловие

1.           Большое З.П

2.           Медуза коробка

3.           Проверка на Прочностьюю

4.           Отче Наш

5.           Освобождение

6.           Тьма

7.           Свет

8.           Волны любви

9.           Дверь и Решение

10.        Возвращение

11.        Все в Новом Свете

12.        А теперь, как насчет тебя?

Примечания


Предисловие

История Иена Маккормака – волнующая и полностью правдоподобная. Хоть я и знаком с историей Иена, я обнаружил, что чтение этой коротенькой книги явилось для меня причиной опять задаться вопросом о конечной цели моей собственной жизни и своей судьбе. Хочется надеяться, что у других читателей также возникнет побуждение задать себе эти вопросы.

Как опытный семейный доктор, я не сомневаюсь, что Иен умер от многократных ожогов медузы коробки. Медуза коробка – одно из опаснейших ядовитых существ в мире. Смерть от ожогов медузы коробки может наступить в течение 5 минут. Смерть происходит от остановки дыхания из-за паралича дыхательного центра в мозгу или от прямого воздействия на сердце, вызывающего электрические помехи и паралич сердечной мышцы. Пациенты, обожженные медузой коробкой часто теряют сознание, не успев выйти из воды.

По моему мнению Иен Маккормак перенес остановку сердца из-за ядовитых ожогов медуз коробок. Никакой вины за его смерть не может быть ни на ком, так как к моменту введения ему антитоксина в больнице прошло значительное количество времени, что вело к  неутешительному прогнозу.

Описание Иеном Иисуса Христа, Рая и Ада полностью соответствуют Библейским. На самом деле, как и в случае с любым сверхъестественным событием, его правдивость следует проверять по Писанию, как делали жители Верии (Деяния 17.11)*.

 

Позднее, в 1991, Иен стал посвященным пастором и начал путешествовать по всему миру, рассказывая о том, что он пережил. Иен поставил целью своей жизни увидеть как можно больше людей идущих в Рай, вместо Ада, что является причиной для его поездок. Побуждения, движущие им отнюдь не финансового характера.

После того, как я послушал рассказ Иена, он так впечатлил меня, что с тех пор я сам написал в соавторстве две книги об Околосмертных Переживаниях. Я искренне надеюсь, что когда читатели столкнутся

с реальностью Рая и Ада, они не только обеспечат собственную судьбу в Раю, но и способствуют тому, чтобы другие делали то же самое.

Доктор Ричард Кент

(Доктор Ричард Кент – доктор медицины на пенсии, а в данное время посвященный пастор. Он соавтор книг «Конечный предел» и «За конечным пределом», в которые входит 51 околосмертное описание. Читатели могут ознакомиться с другими околосмертными переживаниями, доктором Ричардом Кентом и зарегистрированным в Великобритании благотворительным обществом, с которым он работает, на его вебсайте www.finalfrontier.org.uk)

*Для дальнейших ссылок на Библию, пожалуйста, обращайтесь к примечаниям в конце книги.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

БОЛЬШОЕ З.П.

(заморское путешествие)

Есть пути, которые кажутся человеку прямыми; но конец их – путь к смерти. (Притчи 14.12)

Был 1980 год и мне было 24 года, когда я отправился в путешествие, которое перевернуло мою жизнь. Я скопил немного денег и рвался к приключениям и исследованию мира. Мы с моим лучшим другом решили продать все, чем обладали в этом мире и пуститься в серфинг-экспедицию, «бесконечные летние» каникулы.

Я родился и вырос в Новой Зеландии, красивой стране на острове в Тихом океане. Мои родители работали учителями, поэтому мы часто переезжали, перемещаясь из одной сельской местности в другую. Нас было трое детей в семье, и мы вместе наслаждались многими достоинствами Новой Зеландии, которые многие местные дети принимают как должное, как, например,  летние каникулы на берегу моря. С раннего возраста я упивался морем.

Я закончил Университет Линкольна по специальности Сельское Хозяйство и работал два года консультантом в Управлении Молочной Промышленности Новой Зеландии. Я любил сельское хозяйство, любил работать на свежем воздухе и проводил как можно больше времени вне дома. Я проводил большинство выходных ныряя, гуляя на природе, занимаясь серфингом и различными видами спорта.

После двух лет работы меня потянуло к путешествиям. В Новой Зеландии феноменальное количество молодежи путешествует по свету прежде, чем осесть и задуматься о карьере и семейной жизни. Это явление любовно называют «БольшоеЗ.П.»

И я поехал, с доской для серфинга подмышкой. Сначала я прилетел в Сидней в Австралии, потом использовал свою доску, чтобы добраться до Серферс Парадайз на восточном побережье Австралии.

 Я путешествовал налегке, останавливаясь в самых дешевых местах, которые я мог найти, на ночлег и проводя дни верхом на волнах в Ди Уай, Фостерс, Леннокс Хэдс, Байрон-Бэй и Бюрлэй Хэдс.

Фотография и печати из паспорта Иена

Я проехал автостопом сквозь австралийскую глушь к Дарвину и затем продолжил до Бали в Индонезии, где я катался на своей доске по Кута Риф, потом рискнул проехаться по Улуату, изумительной трещине с подводной скалой слева. Также я посетил несколько хиндуистских и буддистских храмов перед тем, как продолжить свой путь по суше через Яву.

В течение моего путешествия по Азии люди часто спрашивали меня, христианин ли я, предположительно, потому что я светлокожий. Я затруднялся с ответом, потому что я вырос в христианской семье, но не был уверен, что могу называть себя христианином.

Я вырос как англиканец и посещал англиканскую церковь. В 14 лет я прошел через обряд конфирмации в церкви. Будучи ребенком, я молился, ходил в воскресную школу и в молодежную группу при церкви, но сам никогда не чувствовал связи с Богом. Я помню, как разочарован я был, выходя из церкви в день моей конфирмации. Казалось, ничего не произошло. У меня было столько вопросов, и я спросил маму, говорил ли Бог когда-либо с ней лично.Она повернулась ко мне и сказала: «Бог на самом деле говорит, и он реален.» Потом она рассказала мне, как она взывала к Богу во время трагедии. И Он оветил ей. Тогда я спросил, почему Бог никогда не говорил со мной. Я очень четко вспоминаю ее ответ: «Часто нужно пережить трагедию, чтобы смириться и обратиться к Богу. Человек по натуре склонен быть довольно гордым». Я резко ответил: «Я не такой, я не гордый». Но когда я размышляю об этом, понимаю, что я был очень гордым.

Мама сказала: « Я не собираюсь заставлять тебя ходить в церковь. Но помни одну вещь – что бы ты ни делал в жизни, куда бы ты ни пошел, неважно, насколько далеко, по твоему мнению, ты ушел от Бога, помни, если с тобой что-то случилось и ты в чем-то нуждаешься, позови Бога от всего сердца, и Он услышит тебя. Он услышит и простит тебя». Я помнил эти слова, они въелись в мой мозг. Но я решил, что лучше, чем быть двуличным, я не пойду больше в церковь, потому что я никогда не испытывал связи с Богом. Для меня это была просто религия.

Я продолжал путешествовать через Яву, Сингапур, Тайманские острова в Малазию, потом в Коломбо и Шри Ланку с голландской девушкой, с которой познакомился по дороге. Там я двинулся вверх по берегу, покататься на волнах в Аругум Бэй. Через месяц катания по замечательным волнам моя виза истекла и я вернулся в Коломбо.

Я познакомился с людьми из народа Тамил в Коломбо, и они пригласили меня в свой дом и семью. Однажды, в то время, когда я жил с ними, мы все поехели в скрытый город Катрагарма. В этом священном городе я впервые испытал нечто сверхъестественное. Когда я смотрел на резного идола, я на самом деле видел, как его губы зашевелились. Меня очень встревожило это происшествие, и я захотел убраться из этого места насколько возможно скорее!

Продолжая жить со своими друзьями Тамил, я каждый день наблюдал, как они жертвуют еду своему домашнему идолу, богу-слону Гарнеш. Иногда они одевали его, в другие дни – купали в молоке или воде. Мне казалось странным, что люди верили, что каменный идол мог быть богом, потому что было понятно, что кто-то сделал его своими руками. Но глядя однажды на эту каменную статую, я почувствовал что присутствие чего-то злого, но очень мощного исходит из нее. Это удивило и испугало меня. И тут у меня в голове возникли слова: «Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим. Не делай себе кумира и никакого изображения... Не поклоняйся им и не служи им.» Я немедленно осознал, что это одна из Десяти Заповедей из Библии (Исход 20.3-5) и начал задумываться над этими словами, которые я слышал давным давно в воскресной школе.

Я был на пути, по-своему пытаясь найти «смысл жизни». Временами я считал самого себя атеистом, временами – «свободномыслящим». Происшедшие случаи заставляли меня думать о сверхъестественном, но я не обладал достаточным пониманием, чтобы объяснить их. Я хотел попробовать все, что жизнь могла предложить мне, и в то время моей философией было просто жить настолько полной жизнью, насколько я мог. В те годы я никогда не носил часов... Я жил в безвременной зоне восходов и закатов.

В конце концов я вернулся в Аругум Бэй, где с энтузиазмом принял новость о том, что меня взяли членом экипажа 27-метровой шхуны под названием «Созвездие». Мы вышли из Шри Ланки ночью и направились в Африку, через 26 дней, после многих морских приключений, мы прибыли в гавань Порт Луиса на острове Маврикий.

Тамарин Бэй

В Маврикие я жил в Тамарин Бэй среди местных креолов - рыбаков и серфингистов. Гашиш (марихуанна) связывал нас, и они приняли меня и научили нырять ночью у дальних рифов. Ныряя ночью, испытываешь непередаваемые ощущения. Раки выходят наружу ночью, их можно ослепить подводным фонариком и просто собирать. Рыбы ночью спят, и тебе нужно только решить, которую из них ты хочешь загарпунить на обед. Это было замечательное развлечение, и мы продавали наш улов в местных гостинницах. 

Типичный урожай даров моря

После того, как я наплавался, сколько моей душе угодно, на серфинге в очень быстром левостороннем проеме в скале на Тамарине в течение нескольких недель, мои деньги были на исходе. Так что я  направился в Южную Африку, где нашел работу – обучать виндсерфингу и воднолыжному спорту. Удивительно, что они на самом деле платили мне за это! Я плавал на доске по Джеффриса Бэй и Эландс Бэй и посетил некоторые из всемирно известных южноафриканских заповедников.

Я собирался путешествовать по суше через Африку в Европу, но мои планы совершенно изменились, когда я получил известие из Новой Зеландии, что мой младший брат собирается жениться. Я хотел присутствовать на его свадьбе, поэтому решил вернуться в Новую Зеландию через Острова Реюньон, Маврикий и Австралию.

Во время остановки в Реюньон я нашел изумительную расщелину для серфинга, называемую Санкт-Леу, где я поплавал на замечательных волнах. Затем я направился в Маврикий. Это было в марте 1982, к этому моменту я путешествовал почти два года, часто проводя ночь в палатке на берегу и живя, как кочевник. Пришло время возвращаться домой.

Серфинг в Маврикие

ГЛАВА ВТОРАЯ

МЕДУЗА КОРОБКА

В твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было. Псалом 138.16

Когда я опять оказался в Маврикие, я снял дом на несколько недель, опять начал общаться со своими друзьями-креолами и проводил время занимаясь серфингом и ночным нырянием. Однажды вечером, за неделю до того, как я должен был отправляться в Новую Зеландию, мой товарищ по нырянию пришел ко мне домой и попросил понырять ночью с ним. Я вышел на веранду и увидел сильную грозу, бушующую в море. Белые вспышки молнии освещали черное небо. Я повернулся к своему другу Саймону и спросил его: «Ты уверен? Посмотри на грозу!» Я опасался, что гроза вызовет сильный прибой на скалы и это станет опасным. Но Саймон ответил: «Все будет хорошо, мы сегодня пойдем нырять к очень красивой части рифа где-то в пяти милях вниз по берегу отсюда. Ты не поверишь, как там красиво».

Саймон

В конце концов он уговорил меня. Было около 11 вечера. Я приготовил снаряжение, запрыгнул в лодку, и мы поехали. В лодке были Саймон, другой местный ныряльщик, мальчик-лодочник и я. Мы стали грести вниз вдоль берега к месту, о котором говорил Саймон. Мы были где-то в полумиле от самого острова. Лодка стояла во внутренней лагуне, а мы собирались нырять с внешней стороны рифа, где он круто обрывается вниз в океан. Там на самом деле было так красиво, как сказал Саймон.

Мы нырнули. Я поплыл вверх вдоль рифа, а двое моих друзей – вниз. Обычно мы ныряли вместе, но в этот раз почему-то разделились. Я искал раков, когда луч моего фонарика выхватил странное морское существо в темной воде. Оно выглядело как кальмар. Мне стало интересно, я подплыл ближе, протянул руку и схватил его. На мне были перчатки для ныряния, и оно просочилось между моими пальцами, как медуза. Я заинтиригованно смотрел, как оно уплывало прочь, потому что оказалось, что это была очень странно выглядящая медуза. У нее была голова-колокольчик, как у кальмара, но задняя часть была в форме коробки и у нее были очень необычные прозрачные щупальца, похожие на пальцы, простирающиеся далеко за туловищем. Я никогда раньше не видел медуз такого типа, но я отвернулся и продолжил поиск раков.

Медуза коробка

Я опять стал светить фонариком на риф и продолжил искать свою добычу. Вдруг что-то ударило мое предплечье с силой, подобной тысяче вольт электричества. Я развернулся, посмотреть, что это было. На мне был гидрокостюм с короткими рукавами, так что единственной частью тела, не покрытой гидрокостюмом, были предплечья. Что-то пронеслось мимо и обожгло меня с невероятной силой. Это было как если бы я стоял на мокром бетоне босыми ногами и положил руку на электрические провода. Я в ужасе отшатнулся и стал лихорадочно светить фонариком, пытаясь найти, что это было или где это было, но не мог увидеть, что ударило меня.

Может быть, кто-то укусил меня или я поранился о камень. Я посмотрел на руку, нет ли на ней крови, но там ничего не было, только пульсирующая боль.  Я потер руку, что позже оказалось худшим из всего, что я мог сделать, потому что таким образом я вогнал яд в кровь. К тому времени боль, казалось, стала немного утихать, так что я подумал: «Я только найду рака, а потом вернусь и спрошу у мальчика в лодке, что это такое было». Я не хотел поддаваться страху; я знал, как важно для моей собственной безопасности как ныряльщика не впадать в панику.

Поэтому я пошел доставать рака. Когда я нырнул, то опять увидел тех же самых странных медуз, которых я видел несколько минут назад. Две из них медленно, жутко пульсировали в моем направлении со своими длинными закручивающимися щупальцами  сзади. Краем глаза я увидел, что щупальца задели мою руку. Когда они коснулись моей руки, я был опять сотрясен электрическим ударом невероятной силы. Я чуть было не отключился прямо в воде. Неождиданно я понял, что ударило меня в первый раз!

Из опыта спасения жизни я знал, что некоторые медузы чрезвычайно ядовиты. Когда я был ребенком, у меня была сенная лихорадка и такая сильная аллергия, что если меня кусала пчела, моя нога раздувалась, как воздушный шар. Теперь я начал волноваться, потому что эти медузы обожгли меня дважды. Я выскочил на поверхность воды, задыхаясь, и задрал голову, пытаясь найти лодку. Становилось совсем темно из-за наплывающих грозовых туч. Лодка едва виднелась внизу у рифа. Я заложил руку за спину, чтобы она не находилась в воде. Я не хотел, чтобы ее еще раз обожгли медузы. Затем я поплыл по направлению к рифу, пытаясь бороться с ужасом, который я ощущал. Но когда я плыл, я почувствовал что нечто скользнуло по моей спине, и очередной сильнейший удар пропульсировал по моей руке. Обернувшись, я увидел удаляющиеся щупальца. Я был обожжен в третий раз.

Я опустил фонарик в воду, чтобы следить за рифом и к своему ужасу увидел, что луч от фонарика прошел прямо через месиво из этих медуз. Я подумал: «Если кто-нибудь из них ударит в мое лицо, не думаю, что я доберусь до лодки». Так что я приблизил фонарик к лицу и поплыл что было мочи. В конце концов, я добрался до лодки, и стал в отчаянии выспрашивать мальчика на лучшем французском и креольском, на которые я был способен, знает ли он, что за медузы это были. Он не знал, потому что не был ныряльщиком. Он только мотал головой и показывал на моего друга Саймона, который был в воде. Так что я должен был вернуться в воду и плыть к нему.

Я увидел его под водой и направил свет ему в лицо, чтобы привлечь его внимание. Он всплыл на поверхность, и я крикнул ему: «Мне нужно наверх!» Я опустил голову в воду, чтобы плыть обратно к лодке и прямо перед моим лицом была еще одна вздымающаяся по направлению ко мне медуза. Я должен был выбрать – или она ударит в лицо, или в руку. Я поднял руку и, отталкивая ее, получил еще один мучительный ожог в руку. Затем я вскарабкался на скалу.

Два фута воды покрывали скалу. Я стоял в ластах и смотрел на свою руку, которая была буквально раздута, как воздушный шар с ранами на коже, похожими на волдыри от ожога, как если бы я жег ее в печке, в тех местах, где прошлись щупальца.

Пока я смотрел на это все, пройдя по скале в ластах, подошел мой друг Саймон. Он был в полном водолазном костюме, как и все они, потому что они выросли в тропиках и вода казалась им холодной. Он посмотрел на мою руку, потом на меня и спросил задыхаясь: «Сколько? Сколько раз они тебя обожгли?» Я сказал: « Я думаю, четыре раза». Он спросил: «Невидимые? Они были прозрачными?» Я ответил: «Да, они выглядели прозрачными». Саймон опустил голову и выругался. Он сказал: «Один ожог, и с тобой все кончено, только один». Он направил фонарик себе в лицо, и я увидел, насколько серьезной была ситуация. Я сказал: «Что же я тогда делаю здесь с четырьмя на руке?»

Саймон паниковал, и я запаниковал тоже, потому что он занимался нырянием годами и знал об этих медузах. «Тебе нужно в больницу, - сказал он, - Aller, aller, vite». Главная больница была в 15 милях, была ночь, и я был на скале в полумиле от берега. Я слышал, что он говорил: «Иди»,-  но стоял, как парализованный. Он пытался запихать меня обратно в лодку. Пока он тащил меня, я осознал, что моя правая рука была буквально парализована и я не мог вынуть ее из воды. В то время, когда я пытался вытащить руку из воды и положить ее в лодку, пятая медуза проплыла поверх нее и поразила мое и так обезображенное предплечье еще раз. Я думал про себя: «За что мне это?» Затем я увидел как бы обратную перемотку фильма со своими грехами. Я немедленно понял, что я делал неправильно. Я сделал очень многое, чтобы заслужить это. Ничто не проходит безнаказанным.

Двое моих друзей подняли лодку со мной внутри над скалой, обдирая дно. Лодка была деревянной и на ней они зарабатывали себе на жизнь, так что я понял, что ситуация очень серьезная, если они так поступают. Они перенесли лодку в лагуну и поплыли, стараясь подтолкнуть лодку, чтобы она пошла дальше. Я сказал: «Пойдемте со мной!» Но они ответили: «Нет, лодка будет слишком тяжелой, пусть мальчик отвезет тебя на берег». Так что этот малыш стал работать шестом подгоняя лодку к берегу.

Деревянная лодка в Маврикие

У меня было ощущение, что я весь горю. Я чувствовал, как  яд движется по моей крови, затем он врезался во что-то подмышкой. Это был лимфатический узел. Мне становилось все труднее дышать правым легким. Оно было сжато водолазным костюмом, так что я расстегнул его левой рукой, стащил и надел брюки, пока еще мог двигаться. У меня пересохло во рту, и я был весь в поту. Я чувствовал, как яд продвигается по моему телу. Острая боль пронизала спину, как если бы кто-то ударил меня по почкам. Я старался не шевелиться и не паниковать. Мы были только на полпути к берегу, и я чувствовал, как яд пульсирует и движется по моей кровеносной системе.

До той ночи я не знал в каком направлении движется кровь по моему организму, но вот что я вам скажу, тогда я стал очень интересоваться циркуляцией своей крови! Вся моя правая нога онемела под воздействием яда, и у меня было достаточно здравого смысла, чтобы понимать, что если яд дойдет до низа ноги и потом поднимется к сердцу или мозгу, то это убьет меня. Когда мы подплывали к берегу, мое зрение затуманилось и было тяжело сфокусироваться. Мы добрались до берега, и я встал, чтобы выйти из лодки, но моя правая нога подвернулась под меня. Я упал прямо на раков, которые лежали на дне лодки. Мальчик отпрянул в шоке, затем жестами показал мне, чтобы я положил руку ему на плечи. Я облокотился об него, схватил парализованную руку здоровой рукой и просто держался за него. Он вытащил меня из лодки и затем на берег, на коралловый песок, потом дотащил до дороги.

Было около полуночи. Местность была пустынной – ни машин, ничего. Я держался за маленького мальчика и думал, каким образом я доберусь до больницы в такой поздний час. Моя правая нога так ослабела, что я сел на мостовую. Мальчик сначала старался помочь мне, но потом стал показывать на океан и говорить: «Мои братья, мне нужно забрать их». Я сказал: «Нет, останься здесь и помоги мне». Я знал, они могли доплыть от рифа, это было безопасно, потому что медузы были с другой стороны. Но он ушел, и я остался один на обочине ночью. Надежда покинула меня, и я прилег отдохнуть.

Ривьер Ноар, где лодка причалила к берегу и Иен остался один

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ПРОВЕРКА НА ПРОЧНОСТЬ

Когда изнемогал в мне дух мой, Ты знал стезю мою. На пути, которым я ходил, Они скрытно поставили сети для меня. Смотрю на правую сторону, и вижу, Что никто не признает меня: Не стало для меня убежища, Никто не заботится о душе моей. Псалом 141.3, 4

Я смотрел на звезды, и усталость обволакивала меня. Я только собирался закрыть глаза и заснуть, как отчетливо услышал голос, говорящий со мной: «Иен, - сказал голос, - если ты сейчас закроешь глаза, ты больше никогда не проснешься». Я посмотрел вокруг, ожидая увидеть человека, стоящего рядом, но не увидел никого. Это испугало меня, я стряхнул сонливость и подумал: «Что я делаю? Я не могу заснуть здесь, мне нужно попасть в больницу, мне нужно противоядие и нужно найти помощь. Если я засну здесь, я на самом деле, могу никогда больше не проснуться».

Я опять попытался встать и сумел проковылять вниз по дороге, там я обнаружил пару такси, стоящих на заправке у ресторана. Я дохромал до такси и стал умолять водителей отвезти меня в больницу. Водители посмотрели на меня и спросили: «Сколько ты нам заплатишь?» Я сказал сам себе: «У меня нет денег». Затем я сообразил, как глупо было признаваться им, что у меня нет денег. Я мог солгать, но не стал, просто сказал правду. У меня не было денег. И все три водителя стали смеяться: «Ты пьяный, ты сумасшедший». Они отвернулись, закурили и начали уходить прочь.

Бензоколонка, где Иен умолял о спасении

Затем я опять услышал ясный голос, говорящий: «Иен, ты готов умолять о спасении?» Конечно, я был готов! И я даже знал, как это делается. Я достаточно долго жил в Южной Африке и видел, как чернокожие складывали руки и склоняли головы перед белым человеком и говорили: «Да, хозяин, да, господин». Мне было легко стать на колени, потому что моя правая нога уже была парализована, а левая – тряслась. Я облокачивался на машину, так что я просто сполз на колени и сложил ладони. Опустив голову, чтобы не смотреть на них, я молил их спасти мою жизнь. Я чуть не плакал. Я знал, что если я скоро не попаду в больницу, то никуда уже не поеду. Если у этих парней не найдется сочувствия и в их сердце любви и сострадания ко мне, я умру прямо на их глазах.

Так я просил и умолял их спасти мою жизнь. Опустив голову, я смотрел на их ноги. Двое из них ушли, но я видел, что один парень шевелит ногами в нерешительности. Казалось, прошло невыносимо долгое время, но затем он подошел и подобрал меня. Он ничего не говорил, но помог мне встать, посадил меня в машину и отъехал. 

Однако, на полпути к госпиталю он передумал. Он спросил: «В какой гостинице ты живешь, белый человек?» Я ответил, что я живу не в гостинице, а в бунгало в Тамарин Бэй. Он подумал, что я его обманываю и разозлился от мысли, что он может в конце концов не получить никаких денег от меня. «Как я получу деньги?» - резко спросил он. Я ответил: «Я дам тебе все деньги, которые у меня есть!» Когда речь идет о жизни, деньги ничего не значат. Я сказал: «Я дам тебе столько, сколько ты захочешь, если ты довезешь меня до больницы. Я отдам тебе все». Но он не верил мне.

Так что он передумал и отвез меня к большой гостинице. Он сказал: «Я высажу тебя здесь, я не повезу тебя». Я умолял его отвезти меня, но он наклонился, отстегнул мой ремень безопасности и открыл дверь. «Выходи!» – потребовал он. Но я не мог выйти, я с трудом мог пошевелиться. Тогда он просто вытолкал меня.

Мои ноги зацепились за дверной порог, так что он поднял их и вытолкнул, захлопнул дверь и уехал. Я лежал и думал: «Этот мир смердит. Я видел смерть, ненависть, жестокость; это ад на земле. Мы живем в грязном, больном мире». Я лежал и мне хотелось сдаться. Я думал: «Какой смысл даже пытаться попасть в больницу? Если пришел твой черед, дай этому произойти, просто умри».

Но потом я вспомнил своего дедушку. Он прошел через Первую и Вторую Мировую Войну. Он был в Галлиполи и воевал в Египте против Роммела. Я вспомнил об этом и подумал, что, вот, мой дедушка выжил в двух мировых войнах, а его внук здесь собирается сдаться из-за того, что какие-то пять несчастных медуз обожгли его! Так что я подумал: «Я буду пытаться до последнего вздоха, не сдавайся, Иен!» Пользуясь одной оставшейся рабочей рукой, я попытался дотащить себя до входа в гостинницу. Я видел, что там горел свет. К моему изумлению, охранники делали обход, и свет их фонариков упал на меня, валяющегося в грязи.

Ко мне подбежал кто-то. Я посмотрел вверх и увидел, что это был один из тех, с кем мы пили вместе. Это был черный парень, которого звали Даниэль, большой и обаятельный. Он подбежал ко мне и спросил: «Что с тобой, ты пьяный или обкуренный, что с тобой?» Я закатал рукав свитера, чтобы показать ему руку, и он увидел волдыри и опухоль. Он схватил меня на руки и побежал.

Мне казалось, что меня поднял ангел. Он вбежал в гостинницу, пробежал мимо бассейна и уронил меня в плетеное кресло. Где-то в трех метрах от меня китайцы владельцы гостинницы играли в маджонг и пили. Все туристы пошли спать, бар был закрыт, но они все еще играли.

Иен и Даниэль у гостиницы в 1994 году

Даниэль оставил меня там и опять испарился в темноте. Я удивлялся, куда он делся, но потом сообразил, что в этой стране черный не может заговорить с китайцем, если его не попросили об этом. Я решил попробовать и сам поговорить с китайцами. Так что я закатал рукав и показал им свою распухшую руку в волдырях. Я сказал «Мне срочно нужно в госпиталь «Куатрэ Бонн». Меня обожгли пять медуз». Я даже использовал несколько китайских слов. Они засмеялись. Один из молодых мужчин встал и сказал: «Белый мальчик, колоться героином плохо, только старики принимают опиум». Он думал, что я под наркотиками, потому что я показал ему руку, и с такого расстояния она выглядела так, как если бы я был обколотым.

Меня это привело в бешенство. Я сел, пытаясь успокоиться, потому что знал, что если я буду волноваться, яд будет двигаться быстрее. Моя правая рука стала трястись. Она странно спазматически подергивалась между суставами. Подергивание поднялось по руке к лицу, и я начал стучать зубами. Скоро все мое тело, каждая мышца начал дергаться и сокращаться в смертельной тряске. С каждым толчком я буквально подпрыгивал на сиденье, так яд воздействовал на мои мышцы. Китайцы подбежали ко мне и втроем пытались удержать меня, но не могли; я отбрасывал их.

Когда эта невероятная тряска прекратилась, смертельный холод подкрался к моему костному мозгу. Я буквально видел тьму, пробирающуюся сквозь внутренность моих костей. Я чувствовал, как будто смерть проползала по мне. Я знал, что мое тело умирает, прямо на моих глазах. Мне было ужасно холодно.

Китайцы стали укрывать меня всего одеялами, пытаясь согреть. Один из них наливал мне в горло молоко. Они думали, что я проглотил яд. Я видел одну машину на стоянке гостинницы. Я знал, кому из них она принадлежит, потому что он часто проезжал мимо меня и сигналил, когда я ездил автостопом. Я стал умолять его отвезти меня в госпиталь на своей машине, но он ответил: «Нет, мы подождем Скорую помощь, белый мальчик». Я был так зол, что хотел ударить его, но не мог двинуть ни одной рукой. Я начал обдумывать, может быть, ударить его головой, но потом понял, что адреналин, который я должен буду использовать, может убить меня.

Так что я сидел и думал: «Не думаю, что я когда-нибудь попаду туда». Как только я это подумал, подъехада Скорая помощь и откуда ни возьмись появился Даниэль с другим охранником. Они подняли меня и понесли. Я понял тогда, что Даниэль сразу пошл прямо к коммутатору и сам позвонил в госпиталь.

Гостиница в Тамарин Бэй

Скорая помощь с визгом въехала на стоянку, обшарила ее светом фар, развернулась перед гостиницей и опять отъехала! Водитель скорой помощи был из больницы для черных, так что когда он не увидел никого перед китайской гостинницей, по всей вероятности, подумал, что неправильно понял.

Я на полпути к воротам в отчаянии видел, как Скорая помощь, исчезает за углом. Я попытался свистнуть, но мой рот так пересох, что я не мог издать ни звука. Даниэль увидел, что я пытаюсь сделать и свистнул настолько громко, насколько мог. У водителя Скорой помощи, по всей вероятности было опущено окно, потому что включились тормозные фары и, к моему великому облегчению, он стал сдавать назад. Скорая помощь представляла из себя старый «Рено 4» со снятым передним сиденьем и носилками вместо него. Вот такая была Скорая помощь!

Я не волновался. Мне было все равно, на чем меня туда отвезут. Водитель даже не вышел из машины. Он перегнулся, открыл дверь, и Даниэль положил меня на носилки. Никаких «Как твоя мама? Как ты? Хочешь одеяло? Что с тобой?» Он был всего лишь водителем, и мы поехали. Я пытался не закрывать глаза, зная, что я не должен засыпать, пока не получу противоядие. Если бы только я мог дотянуть живым до больницы.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ОТЧЕ НАШ

Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое; Да приидет Царствие Твое; Да будет воля Твоя И на земле, как на небе; Хлеб наш насущный дай нам на сей день; И прости нам долги наши, Как и мы прощаем должникам нашим; И не введи нас в искушение, Но избавь нас от лукавого; Ибо Твое есть Царство И сила и слава Во веки. Аминь. От Матфея 6.9-13

Мы были на полпути к больнице, и «Рено» взбирался на гору. Мои ноги задрались вверх, и яд в крови начал подниматься прямо к мозгу. Я увидел картинку с изображением маленького белоголового мальчика, затем другую вспышку с подросшим белоголовым мальчиком. Я смотрел на эту картинку и думал: «Ух ты, у него белые волосы», - и вдруг до меня дошло, что я смотрел на самого себя, что вся моя жизнь проходит у меня перед глазами. Было страшно смотреть, как картинки из моей жизни проходят у меня перед глазами, как видео, я видел их совершенно отчетливо при том, что мои глаза были широко открыты. Я посмотрел и подумал: «Я слышал об этом, и я даже читал об этом. Люди говорят, что перед смертью вся жизнь проходит перед их глазами».

Я стал говорить сам себе: «Я слишком молод, чтобы умирать. И зачем я пошел нырять? Какой я идиот, нужно было остаться дома». Мысли метались у меня в голове. Теперь я знал, что я стою лицом к лицу с надвигающейся смертью. Я едва слышал биение сердца и лежал, думая, что со мной произойдет, если я умру? Будет ли что-то после того, как я умру? Куда я попаду, если я умру?

Затем я ясно увидел свою мать. Казалось, она говорит те же слова, что говорила давным давно: «Иен, неважно, как далеко ты от Бога, неважно, что ты сделал неправильно, если ты призовещь Бога от всего сердца, Он услышит и простит тебя».

Я думал про себя: «Верю ли я в Бога? Собираюсь ли я молиться?» Я почти что стал убежденным атеистом. Я не верил ни во что. И все-таки, передо мной стояло видение моей матери. Позднее я говорил с мамой об этом, когда вернулся в Новую Зеландию. Она сказала, что была разбужена рано утром того же самого дня. Бог показал ей мои налитые кровью глаза и сказал: «Твой старший сын умирает. Молись за него сейчас». И она начала молиться за меня в тот момент, когда я, умирающий, лежал в Скорой помощи...

Мать Иена

Конечно, ее молитвы не могли спасти мою душу, она не могла отправить меня в Рай, но я понял в тот момент, что я должен помолиться. Только я не знал, как молиться или кому молиться. Какому богу мне следует помолиться? Будде, Кали, Шиве? Есть тысячи богов. Но я не видел ни Будду, ни Кришну, я видел мою маму, стоящую передо мной. А моя мама верила в Иисуса Христа. Я подумал: «Я много лет не молился,  я не знаю, как молиться? О чем молиться в такой момент? Какой должна быть молитва, когда ты умираешь?»

Затем я вспомнил, что когда я был ребенком, мама учила нас «Отче наш». «Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля твоя и на земле, как на небе...» В детстве я знал эту молитву, я соревновался с братом и сестрой каждый вечер, кто расскажет ее быстрее всех! Это была единственная молитва, которую я знал. Я начал молиться, но не мог вспомнить ее. Казалось, яд, влившийся ко мне в голову, сковал мою способность мыслить. Мой мозг не работал. Я был в ужасе. Я так надеялся всегда на свой ум, интеллект, и вдруг увидеть его умирающим. Пустота в голове. Ноль.

Но тут я вспомнил, что моя мать говорила, что молятся не из головы, а от сердца. И я сказал: «Бог, я хочу молиться. Помоги мне». Как только я сказал это, молитва буквально вышла из внутреннего меня, из моего духа. Я стал молиться: «Прости нам долги наши». Потом я продолжил: «Бог, я прошу тебя простить мне мои грехи, но я сделал столько плохого. Я знаю, это плохо, то, что я делал, моя совесть говорит мне, что это плохо. Если можешь, прости мне все мои грехи, но я не знаю, как ты можешь это сделать, я понятия не имею, как Ты можешь это простить, пожалуйста, прости мне мои грехи». И я имел в виду то, что говорил. Я хотел покончить с прошлым и начать сначала. «Бог, прости меня».

Когда я так молился, я получил следующую часть молитвы. «Прости должников твоих». Я понял, что это значит, что я должен простить тех, кто навредил мне. Я подумал: «Ну, что ж, я не обижаюсь. Многие обворовывали меня и наносили удар со спины, и говорили плохо обо мне, и поступали ужасно по отношению ко мне. Я прощаю их». Затем я услышал, что Бог сказал мне: «Ты простишь индийца, который вытолкал тебя из машины и китайца, который не хотел отвезти тебя в больницу?» Я подумал: «Ты шутишь! У меня другие планы на них!» Но тут молитва перестала приходить ко мне. Я знал, что не получу второго без первого, тогда я подумал: «Хорошо, я прощаю их. Если Ты можешь простить меня, я могу простить их. Я прощу их. Я никогда не трону их пальцем.»

Следующая часть молитвы пришла: «Да будет воля твоя». 20 лет я делал все по-своему. Я сказал: «Бог, я даже не знаю, в чем Твоя воля, я знаю, это значит не делать плохого, но я не имею понятия, в чем Твоя воля. Если я пройду через это все, я узнаю, в чем Твоя воля на мою жизнь и буду это делать. Я сделаю все, чтобы следовать за Тобой всем сердцем, если пройду через это.

Я не понимал этого тогда, но это была молитва о спасении. Не из головы, а из сердца, я просил: «Бог, прости мне мою греховность и все плохое, что я сделал. Бог, очисть меня. Я прощаю всех, кто навредил мне. Иисус Христос, я буду выполнять твою волю – да будет воля Твоя. Я буду следовать за Тобой». Я произнес молитву грешника, молитву покаяния перед Богом, и эта молитва оказалась точкой отсчета всего остального, происшедшего со мной.

Невероятный покой пришел в мое сердце. Казалось, что страх отпал от меня, страх того, что должно было случиться. Я продолжал умирать, и знал это, но был спокоен по этому поводу. Я был в мире со своим Создателем. Я знал это, я знал, что впервые коснулся Бога и на самом деле слышал Его. Я никогда раньше слышал его, но теперь я слышал, как Он говорит со мной. Никто больше не сказал бы мне «Отче наш».

ГЛАВА ПЯТАЯ

ОСВОБОЖДЕНИЕ

Входите тесными вратами; Потому что широки вратаи пространен путь, Ведущие в погибель, И многие идут ими; Потому что тесны врата И узок путь, Ведущие в жизнь; И немногие Находят их. От Матфея 7.13, 14

Скорая помощь свернула с дороги к больнице. Все-таки я дотянул! Водитель посадил меня в инвалидную коляску и побежал со мной к отделению Неотложной помощи. Кто-то измерил мне давление. Я сидел, смотрел, как медсестра посмотрев на прибор, ударила по нему, и думал: «Что это за больница?» Это был госпиталь времен Второй Мировой Войны. Британцы оставили его и отдали Креольскому народу. Он все еще выглядел так же, как когда он был построен, в 1945 году. Он был грязным и разваливающимся, но я был там.

Иен на фоне больницы в 1994 году

Сестра опять ударила по прибору. Я подумал: «С машиной все в порядке, это мое сердце не качает кровь». Она стащила с меня прибор и стала рыться в шкафу, пытаясь найти другой, который выглядел более новым. Она вытащила какой-то другой, нахлобучила его на меня, открыла и начала качать. Я видел, что что бы он ни делал, он показывал немногое. Она посмотрела на меня и потом на аппарат. Мои глаза были открыты, но я знал, что она не может понять, почему они открыты. С таким давлением глаза не должны быть открыты. Я отчаянно цеплялся, я цеплялся за все, что имело цену. Я боролся изо всей силы, чтобы остаться жить.

Водитель Скорой помощи, осознав, что происходит, был в отчаянии, он содрал с моей руки аппарат и побежал со мной к врачам. Два индийских доктора сидели, засыпая, опустив головы. «Как тебя зовут, где ты живешь? – один из них спросил по-французски, - Сколько тебе лет?» Это был молодой врач, и он даже не посмотрел на меня. Я посмотрел на старшего доктора. У него было немного седых волос, и я подумал: «Он здесь уже несколько лет, он может знать, как мне помочь». Так что я стал ждать. Молодой доктор перестал говорить и поднял голову. Я даже не посмотрел на него, а стал ждать, когда старший поднимет голову. Он посмотрел на меня. Я не был уверен, что у меня осталось достаточно сил, чтобы говорить. Я поймал его взгляд, посмотрел на него настолько тяжелым взглядом, насколько мог и прошептал: «Я умираю, мне срочно нужен антитоксин». Он не пошевелился. Я не спускал с него взгляда, но он только продолжал смотреть в мои глаза.

Зашла медсестра с какой-то бумажкой. Старший доктор посмотрел на нее, потом на меня и подпрыгнул. Я видел, как он с отвращением скомкал бумажку, как если бы хотел сказать молодому доктору: «Ты, идиот, почему ты не посмотрел этого молодого человека?» Он подпрыгнул, оттолкнул с дороги водителя Скорой помощи, сам схватил инвалидную коляску и бегом повез меня по коридору. Я слышал приглушенный шум. Я слышал, что он кричал что-то, но мне было плохо слышно.

Доктор вбежал в комнату с бутылочками и медицинским оборудованием. В следующую минуту я был окружен медсестрами, докторами и санитарами. Наконец-то что-то начало происходить. Медсестра перевернула мою руку и поставила капельницу. Доктор был сверху у моего лица, он говорил: «Не знаю, слышишь ли ты меня, сынок, но мы собираемся попытаться спасти тебя. Не закрывай глаза... давай, сынок, борись с ядом. Старайся и не засыпай. Мы ставим тебе Д-глюкозу от обезвоживания». Сестра воткнула в меня иголку с одной стороны, а с другой стороны втыкала другая сестра. Я не чувствовал ничего, только видел, что они это делают. Доктор сказал: «Антитоксин в противодействие яду», - на своем оксфордском английском. Еще одна медсестра стояла на коленях у моих ног, хлопая меня по руке изо всех сил. Я подумал: «Что она делает?» Но на самом деле, мне было все равно, лишь бы она вставила иголку!

Медсестра позади меня наполнила огромный шприц, похожий на лошадиный. Она выпустила оттуда воздух и попыталась воткнуть мне в руку, но не смогла найти вену. Тогда она приподняла мою кожу, вставила туда иглу и начала вливать жидкость. Моя вена заполнилась, как маленький воздушный шар. Я видел, как она нервничает, потому что игла была в вене и казалось, она так тряслась, что могла порвать вену.

Она оставила иголку в вене и кто-то передал ей другую иголку. Вена опять вздулась. Сестра посмотрела на врача и спросила: «Еще одну?» Врач кивнул. Она попыталась еще раз. Теперь она пыталась помассажировать вену, но она только перекатывалась, вена буквально выкатывалась из-под ее большого пальца. Она не могла влить в кровь антитоксин, он не двигался.

По всей вероятности, мое сердце не качало по организму достаточно крови. Мои вены опадали. Я изучал ветеринарную науку по своей профессии, так что понимал основы физиологии и анатомии. Я понимал, что происходит. Я впадал в коматозное состояние. Я был полностью парализован, и мое сердце едва билось. Глядя на иглы, я чувствовал, что ухожу все дальше и дальше. Я больше не мог общаться, не мог сказать ни слова, но все еще мог слышать все, что говорилось обо мне и вокруг меня.

Я не имел ни малейшего понятия, что то, что меня обожгло, было медузой коробкой или морской осой. Медуза коробка выделяет второй по своему смертельному воздействию яд из всех известных человеку. Около 60 человек в одном Дарвине были убиты, получив только по одному ожогу, за последние 20 лет. Шесть месяцев в году они ставят знак с черепом и скрещенными костями на пляжах Дарвина, чтобы купальщики не заходили в воду. Во мне было достаточно яда, чтобы убить меня пять раз. Обычно люди умирают в течение 15 минут после ожога, а у меня ожоги были не только на мышцах, но и поперек вен.

Доктор посмотрел мне в глаза и сказал: «Не бойся». Я подумал: «Друг, ты боишься больше меня». Я видел ужас в его глазах. Меня подняли и положили на кровать с капельницей. Доктор стоял надо мной, обтирая мою голову. Капельница, которую они мне поставили, вливала жидкость в мое тело, так что на моем лбу начал выступать пот. Доктор вытирал его с моего лица, но потом он отлучился на несколько минут, и я начал чувствовать, что мне в глаза капает, и мое зрение начало затуманиваться, как будто у меня выступили слезы.

Я должен держать глаза открытыми», - сказал я сам себе. Я хотел, чтобы доктор вернулся и вытер мое лицо, но он не приходил. Я попытался сказать: «Доктор, вернитесь», - но мои губы не двигались. Я пытался наклонить голову, но она не двигалась. Так что я стал выталкивать пот веками. Я выдавил немного, но зрение все еще было затуманено. Я продолжал сдавливать веки, закрывая их. Это немного помогало, но затем я вдруг вздохнул, как будто вздохом облегчения, и понял, что что-то произошло.

 

ГЛАВА ШЕСТАЯ

ТЬМА

Свет пришел в мир; Но люди более возлюбили тьму, нежели свет, Потому что дела их были злы. От Иоанна 3.19

А сыны царства извержены будут во тьму внешнюю: Там будет плач и скрежет зубов. От Матфея 8.12

Я знал, что это было освобождение, битва за жизнь, казалось, закончилась. Никто не объяснил мне, что произошло, никто не сказал: «Сынок, ты только что умер». Я не знал этого. Я знал, что  битва за то, чтобы пытаться не закрывать глаза и оставаться живым, закончилась.

Я знал, что я переместился куда-то. Это не было похоже на то, что я закрыл глаза и заснул, я знал, что на самом деле куда-то переместился. Предыдущие 20 минут в больнице я чувствовал, что куда-то уплываю. Когда же закрыл глаза, я больше не уплывал, я переместился.

В Библии в Екклезиасте сказано, что когда человек умирает, его дух возвращается к Богу, который дал его, а тело возвращается в прах, из которого оно пришло. Ну, так я знал, что мой дух ушел, что я переместился куда-то, но не знал, что я умер. Казалось, я попал в огромное широкое помещение, похожее на пещеристый зал, где было темным темно. Я стоял. Казалось, я проснулся от плохого сна в чужом доме и думал, куда все делись. Я попытался найти выключатель, но не смог. Я удивился, почему доктор выключил свет. Потом я стал пытаться дотронуться до чего-нибудь, дотянуться до лампы на стене, но не мог найти ее. Тогда я понял, что не могу найти своей кровати. Я ходил и не ударялся ни обо что. Я не видел своей руки у лица. Было ужасно холодно. Я напрягся, чтобы увидеть, где я, попытаться сориентироваться в этом новом окружении.

Я поднял руку, чтобы узнать, что я могу видеть. Я поднял ее к тому месту, где должно было быть мое лицо, и она прошла прямо через него. Это было очень страшно. Тогда я все понял, это я, Иен Маккормак, стоял там, но без физического тела. Я чувствовал себя так, как будто у меня было тело, но я не мог коснуться его. Я был духом, и мое физическое тело умерло, но я был очень даже жив и очень даже ощущал, что у меня есть руки и ноги, и голова, но больше не мог коснуться их. Бог – дух, невидимое духовное существо, а мы созданы по Его образу и подобию.

«Где же я?» – подумал я. Стоя там, в темноте, я чувствовал, как невероятный холод и ужас наполняют меня. Как если бы вы шли по пустынной улице ночью или зашли сами домой в темноте и почувствовали, что кто-то смотрит на вас. Когда-нибудь чувствовали что-нибудь подобное? Я начал ощущать, что зло покушается на меня в темноте. Казалось, кто-то вторгся в темноту и я знал, что за мной следят. Я чувствовал, что холодное, угрожающее мне зло наполнило пространство вокруг меня.

Потихоньку я начал осознавать, что вокруг меня двигались другие люди, которые были в той же ситуации, что и я. Хоть я и не сказал ни слова вслух, они начали отвечать на мои мысли. Я слышал голос из темноты, визжащий на меня: «Заткнись!» Когда я отшатнулся от него, другой голос завопил: «Ты заслужил это!» Я поднял руки, чтобы защититься и подумал: «Где я?» Третий голос закричал: «Ты в аду! А теперь заткнись!» Я был в ужасе, боялся двинуться, вздохнуть или заговорить. Я понимал, что, возможно, действительно заслужил это.

Иногда люди почему-то представляют себе ад, как сплошные вечеринки и гулянья. И я так думал раньше. Я думал, что в аду я мог бы делать все то, что не должен делать на земле. Это так непохоже на действительность. Место, в котором я оказался, было самым страшным из всех, где я был. Люди, находящиеся там не могли делать ничего из того, что их развратные сердца хотели бы, они не могли делать ничего вообще. И никакого хвастовства там тоже нет. Кому бы ты стал хвастаться там внизу? «Да, я насиловал, убивал, грабил». Не о чем говорить, когда знаешь, что будет суд.

В этом месте нет понятия времени. Люди, находящиеся там, не могут сказать, сколько времени. Они не знают, находятся они там десять минут, десять лет или 10 000 лет. У них нет понятия времени. Это страшное место. В Библии сказано, что есть два царства – Царство Тьмы, управляемое Сатаной, и Царство Света. В книге Иуды сказано, что это место, наполненное тьмой, на самом деле, было создано для ангелов, которые ослушались Бога, а вовсе не для людей. И это было самое страшное и ужасное место из всех тех, в которых я когда-либо был. Я бы никогда не пожелал или понадеялся, что даже мой злейший враг попадет в ад.

Я не имел понятия, как выбраться из этого места. Как можно выбраться из ада? Но я же помолился и думал, почему я попал сюда? Потому что я помолился прямо перед тем, как умер, и попросил Бога простить мне мои грехи. Я заплакал и буквально воззвал к Богу: «Почему я здесь? Я же попросил у Тебя прощения! Почему я здесь? Я отдал Тебе сердце! Почему я здесь?!»

Затем надо мной загорелся яркий свет и буквально вытянул меня из тьмы. В Библии сказано, что яркий свет загорелся в темноте для тех, кто бредет в тени смерти и тьмы и повел их к пути мира и праведности. Изумительный луч света пронизал тьму надо мной и осветил мое лицо. Свет начал охватывать меня, и меня наполнило чувство легкости. Я поднялся над землей и начал восходить в этот яркий белый свет, как пылинка, похваченная лучом солнца.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

СВЕТ

Потому что Бог, повелевший Из тьмы воссиять свету, Озарил наши сердца, Дабы просветить нас познанием славы Божией В лице Иисуса Христа. 2-е Коринфянам 4.6

Когда я посмотрел вверх, я увидел, что меня затянуло в большой круговой проход высоко надо мной – в туннель. Я не хотел смотреть назад, чтобы не упасть обратно в темноту. Я был очень рад выбраться из этой тьмы.

Когда я уже был в туннеле, я увидел, что источник света находится в  самом конце туннеля. Он выглядел неописуемо ярким, как будто это был центр вселенной, источник всего света и энергии. Он был более сияющим, чем солнце, более лучистым, чем бриллиант, ярче света лазерного луча. Но я мог смотреть прямо в него. Когда я посмотрел, был буквально притянут к нему, как мотылек к огню. Меня тянуло по воздуху с невообразимой скоростью к концу туннеля – к источнику света.

Пролетая по воздуху, я видел последовательные волны более плотного света, исходящие из источника и движущиеся по туннелю в моем направлении. Первая волна света излучала изумительное тепло и успокоение. Казалось, свет был не просто материальным по природе, а «живым светом», передающим эмоции. Он вошел в меня и заполнил меня чувством любви и одобрения. На полупути вниз другая волна света вошла в меня. Этот свет испускал полный и совершенный покой. Я много лет искал «душевный покой», но испытал только мимолетные моменты. В школе я читал все от Китса до Шекспира, пытаясь найти душевный покой. Я пробовал алкоголь, пробовал образование, спорт, отношения с женщинами, наркотики. Я пробовал все, что мог придумать, чтобы найти покой и удовлетворенность жизнью, но так никогда и не нашел. Теперь я был заполнен покоем с ног до головы.

 В следующий момент я подумал: «Интересно, как выглядит мое тело?» В темноте я не мог разглядеть даже свои руки, подняв их к лицу. Я подумал: «Сейчас, когда я на этом свету, я смогу ясно видеть». Когда я посмотрел направо, к моему изумлению, там была моя рука, но я мог видеть сквозь нее. Я был прозрачным, как дух, только мое тело было полно тем же светом, что сиял на меня из конца туннеля. Казалось, я был полон света. Третья волна около конца туннеля была совершенной радостью. Это впечатляло настолько, что я знал, что то, что я должен увидеть будет восхитительнее всего, что я когда-либо видел в жизни.

Мои мысли не могли даже выразить, куда я направлялся, и слова не могли описать, что я видел. Я вышел из туннеля и, казалось, стоял прямо перед источником всего света и энергии. Мое зрение было поглощено этим невероятным светом. Он выглядел, как белый огонь или гора граненых бриллиантов, сверкающих с неописуемой яркостью. Я тут же подумал об этом, как об ауре, затем – великолепии. Я видел картинки Иисуса с маленьким ореолом или небольшим сиянием вокруг лица, но это великолепие было всепоглощающим, ошеломляющеим, вызывающим благоговение.

Иисус умер, чтобы спасти нас из того места, откуда я только что пришел, Он воскрес и вознесся в небеса, и теперь сидит справа от Отца, прославлен, окружен светом, и в нем нет тьмы. Он Царь Славы, Князь Мира, Господь над господами и Царь над царями. То, что я видел в тот момент, я думаю, была Слава Господня. В Ветхом Завете Моисей поднимался на гору Синай на 40 дней и видел Славу Господа. Он спустился, и его лицо светилось. Лицо Моисея так светилось Славой Господа, что ему пришлось надеть покрывало на лицо, чтобы люди не боялись. Он видел Свет Бога, Славу Бога. Павел был ослеплен величественным светом на дороге в Дамаск, Славой Иисуса. И я теперь стоял, глядя на этот невероятный Свет и Славу.

Когда я стоял там, в моем сердце начали мелькать вопросы: «Может быть, это только сила, как говорят Буддисты, или карма, или Инь и Янь? Или это просто какая-то внутренняя энергия или источник энергии, или, может быть, действительно там кто-то стоит?» Я все еще сомневался.

Пока я думал обо всем этом, из середины света со мной заговорил голос. Это был тот же самый голос, который я слышал раньше. Он сказал: «Иен, ты хочешь вернуться?» Я был потрясен, что кто-то был в середине света и кто бы это ни был, он знал мое имя. Казалось, он мог слышать мои мысли, как речь. Затем я сам себе подумал: «Вернуться, вернуться – куда? Где я?» Быстро посмотрев назад, я увидел туннель, исчезающий в темноте. Я подумал, что я должно быть сплю в больничной постели и закрыл глаза. «Неужели это все настоящее? Неужели я на самом деле стою здесь, я, Иен, стою здесь в реальной жизни, это все настоящее?» Затем Господь заговорил опять. «Ты хочешь вернуться?» Я ответил: «Если я вне своего тела, я не знаю, где, я хочу вернуться». В ответ я услышал: «Если ты хочешь вернуться, Иен, ты должен видеть все в новом свете».

В тот момент, когда я услышал слова «видеть все в новом свете», что-то щелкнуло в моей памяти. Я вспомнил, как я получил рождественскую открытку, в которой говорилось: «Иисус есть свет для мира» и «Бог есть свет, и в Нем нет тьмы». В то время я размышлял над этими словами. Я только что пришел из тьмы, и здесь, конечно же, не было тьмы. Я осознал, что свет мог исходить от Бога, и если это так, то что я здесь делаю? Я не заслужил этого.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ВОЛНЫ ЛЮБВИ

И уразуметь превосходящую разумение Любовь Христову, Дабы вам исполниться всею полнотою Божиею. К Ефесянам 3.19

Так это все-таки Бог! Он есть свет. Он знает мое имя и мои тайные мысли и чувства. Я подумал: «Если это Бог, тогда Он должен также знать все, что я сделал в жизни». Я чувствовал себя совершенно незащищенным перед Богом, который мог видеть меня насквозь. Можно надевать маски перед людьми, но нельзя надеть маску перед Богом. Я был пристыжен, уничтожен и думал: «Они ошиблись и взяли сюда не того, кого нужно. Я не должен быть здесь. Я не очень хороший человек. Мне нужно заползти под камень или вернуться в тьму, где я должен быть».

Я начал потихоньку двигаться по направлению к туннелю, но тут Бог излучил волну света, которая двинулась ко мне. Сначала я подумал, что этот свет отбросит меня обратно в яму, но, к моему изумлению, волна чистой безоговорочной любви разлилась по мне. Я никак не ожидал этого. Вместо осуждения я был омыт чистой любовью.

Чистая, неподдельная, несдерживаемая, незаслуженная любось. Она наполняла меня изнутри, вызывая мурашки на руках и теле, пока до меня не дошло. Я подумал: «Возможно, Бог не знает обо всем дурном, что я сделал», - так что я стал говорить Ему обо всех отвратительных поступках, совершенных мною под покровом темноты. Но казалось, он уже простил меня, и интенсивность Его любви только возрастала. На самом деле, позднее Бог показал мне, что Он простил меня и омыл мой дух от всего дурного, когда я попросил о прощении в Скорой помощи.

Я начал безудержно рыдать, а любовь становилась все сильнее и сильнее. Она была такой чистой и незапятнанной, без каких бы то ни было условий. Я не чувствовал себя любимым много лет. Последний раз я помнил, что был любимым мамой и папой, когда я был дома, но я ушел в большой мир и обнаружил, что там не очень-то много любви. Были вещи, которые я принимал за любовь, но секс не был любовью, он просто сжигал тебя. Похоть была как бушующий огонь внутри, неконтролируемое желание, сжигающее тебя изнутри. А эта любовь исцеляла сердце, и я начал понимать, что в этой любви человечество может найти неслыханную надежду. Милосердие Божье всегда продлевается перед судом.

Волны света остановились, а я продолжал стоять, окруженный чистым светом и наполненный любовью. Стояла полная тишина. Я подумал про себя: «Я так близко, интересно, мог бы я просто ступить внутрь света, который окружает Бога, и увидеть Его лицом к лицу. Если я увижу Его лицом к лицу, я узнаю правду». Мне надоела  ложь и обман. Я хотел знать правду. Я искал правду везде, но казалось, никто не мог помочь мне в этом. Я бы заговорил с любым, кто бы объяснил мне смысл жизни – правду, что-то должно было быть правдой. Я думал, если я смогу ступить туда и встретить Бога лицом к лицу, я узнаю правду и смысл жизни. Тогда мне никогда больше не придется спрашивать никаких других мужчин, женщин и детей. Я буду знать.

Можно мне ступить туда? Голос не говорил, что нельзя. Так что я ступил внутрь, я шагнул сквозь свет. Казалось, я вошел внутрь вуали из прерывистых мерцающих огней. Как взвешенные в воздухе звезды или алмазы, излучающие изумительное сияние. И пока я шел через этот свет, он продолжал лечить мои самые глубокие внутренние раны, чудесно исцеляя мое израненное внутреннее я, мое разбитое сердце.

Я направлялся к самой яркой части света. В центре света стоял человек в ослепительно белой мантии доходящей ему до щиколоток. Я видел его босые ноги. Одежды были сделаны не из материалов, сделанных людьми, а были как одежды из света. Когда я поднял глаза, увидел грудь человека с протянутыми руками, как будто приветствующим меня. Я посмотрел на Его лицо. Оно было таким ярким; казалось раз в десять ярче, чем свет, который я видел раньше. По сравнению с ним солнце казалось желтым и бледным. Оно было таким ярким, что я не мог разглядеть черты лица. Стоя там, я начал чувствовать, что свет излучает чистоту и святость. Я знал, что я стою в присутствии Всемогущего Бога, никто, кроме Бога не мог так выглядеть. Чистота и святость продолжали исходить от Его лица, и я начал ощущать, что чистота и святость входят в меня. Я хотел подойти поближе, чтобы увидеть Его лицо. Двигаясь по направлению к Нему, я не чувствовал страха, только полную свободу. Теперь, когда я стоял всего лишь в нескольких футах от Него, я пытался заглянуть внутрь света, окружающего Его лицо, но Он отодвинулся в сторону, и свет отодвинулся вместе с Ним.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

ДВЕРЬ И РЕШЕНИЕ

Я (Иисус) есмь дверь; Кто войдет мною, тот спасется, И войдет и выйдет, и пажить найдет. Вор приходит только для того, Чтобы украсть, убить и погубить; Я пришел для того,чтобы имели жизнь И имели с избытком. Я есмь пастирь добрый: Пастырь добрый полагает жизнь свою за овец. От Иоанна 10.9-11

Прямо позади Иисуса был круговой проход, типа туннеля, через который я только что проходил. Взглянув в него, я увидел, что передо мной открывается целый новый мир. Я чувствовал, что я стою на краю рая, бросая взгляд на вечность.

Он был совершенно нетронутым. Передо мной были зеленые поля и луга. Сама трава излучала те же свет и жизнь, которые я видел в присутствии Бога. На растениях не было никаких болезней. Казалось, если наступить на траву, она спружинит обратно к жизни. Я видел, что через середину луга течет кристалльно-чистый поток, извивающийся по пейзажу, и деревья на каждом берегу. Справа от меня на расстоянии были горы, и небо было синим и чистым. Слева от меня были зеленые холмы и цветы сияющей окраски. Рай! Я знал, что я родом отсюда. Я ездил по миру в поисках рая, и вот он здесь. Я чувствовал себя, как будто я только что впервые родился. Каждая частичка меня знала, что я дома. Передо мною была вечность, всего в одном шаге от меня.

Когда я попытался войти в этот новый мир, Иисус шагнул обратно к проходу. В Библии сказано, что Иисус есть дверь, и что если ты придешь через Него, то войдешь и выйдешь и найдешь зеленые пастбища. Он – дверь в жизнь. Иисус – путь, правда и жизнь. Никто не может прийти к Отцу иначе, чем через Него. Он – единственный путь. Есть только один узкий проход, ведущий в Его Царство. Немногие находят его. Большинство находит шоссе, ведущее в ад.

Иисус задал мен вопрос: «Иен, теперь, когда ты увидел, хочешь ли ты вернуться?» Я подумал: «Вернуться? Конечно, нет. Почему я должен хотеть вернуться? Почему я должен хотеть вернуться к своим страданиям и ненависти? Нет, мне не к чему возвращаться. У меня нет жены или детей, никого, кто на самом деле любит меня. Ты – первый человек, который когда-либо действительно любил меня таким, какой я есть. Я хочу остаться навсегда с Тобой. Я хочу войти в рай». Но Он не сдвинулся с места, и я в последний раз посмотрел назад, чтобы сказать: «Прощай, жестокий мир, я ухожу!»

Когда я это сделал, я увидел яркое видение – прямо перед туннелем стояла моя мать. Когда я увидел ее, я понял, что я только что сказал неправду; один человек любил меня – моя дорогая мама. Она не только любила меня, но я знал, что она молилась за меня каждый день моей жизни, и она пыталась показать мне Бога. В своей гордыне и высокомерии я насмехался над ее верой. Но она оказалась права, Бог, и рай, и ад существуют. Я осознал, как эгоистично было бы войти в рай и оставить мою маму думать, что я попал в ад. Она бы не имела понятия, что я помолился на смертном одре и покаялся в грехах, и принял Иисуса своим Господом и Спасителем. Она бы просто получила мое тело в гробу из Маврикия.

Я сказал: «Бог, на самом деле, есть только один человек, к которому я хочу вернуться, это моя мама. Я хочу сказать ей, что то, во что она верит, - правда, что Бог живой существует, что есть рай и ад, что есть дверь и что Иисус Христос – эта дверь и мы можем войти только через Него». Когда я опять посмотрел назад, я увидел за ней своего отца, брата и сестру, своих друзей и множество людей за ними. Бог показывал мне, что существовало много других людей, которые тоже не знали и никогда не узнают, если я не поделюсь с ними. Я спросил: «Кто такие все эти люди?» и Бог сказал: «Если ты не вернешься, многие из этих людей никогда не услышат обо мне, потому что многие никогда не пойдут в церковь». Я ответил: «Я не люблю этих людей». Но Он сказал: «Сын мой, Я люблю их и хочу, чтобы они все узнали Меня».

Затем Господь сказал: «Если ты вернешься, ты должен видеть все в новом свете». Я понял, что я должен видеть Его глазами, глазами любви и прощения. Я должен видеть мир, как Он – глазами вечности. «Бог, как мне вернуться? – спросил я. – Я должен идти обратно через туннель тьмы в свое тело? Как мне вернуться? Я не знаю даже, как я попал сюда». Он сказал: «Иен, наклони голову... теперь почувствуй, как жидкость вытекает из твоих глаз... теперь открой глаза и смотри».

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Ибо Ты избавил душу мою от смерти, Да и ноги мои от преткновения, Чтобы я ходил пред лицем Божиим Во свете живых. Псалом 55.14

Тут же я опять оказался в своем теле. Моя голова была повернута направо, и один глаз был открыт. Я смотрел на молодого доктора-индийца, который поднял мою правую ногу и тыкал каким-то острым инструментом в мою ступню. Он пытался найти какие-нибудь признаки жизни, но не представлял себе, что я жив и смотрю на него. Я не понимал, что же такое он делает, но потом сообразил: «Он думает, что я мертвый!» В этот момент доктор остановился и повернулся в сторону моего лица. Наши глаза встретились, и на его лице отобразился ужас, как будто он увидел привидение. Кровь отхлынула от его лица, он побелел, как простыня и чуть не потерял равновесие.

Я был потрясен. Я попросил Бога, чтобы Он дал мне силы наклонить голову влево и посмотреть в другую сторону. Когда я медленно повернулся, то увидел медсестер и санитаров в дверях, которые с ужасом смотрели на меня широко раскрытыми глазами. Никто не произнес ни слова. По всей вероятности, я умер 15-20 минут назад и меня готовили к моргу. Я почувствовал слабость и прикрыл глаза, но тут же открыл опять, чтобы проверить, что я все еще был в своем теле. Я не был уверен, исчезну я опять или нет.

Я все еще был парализован и  попросил Бога помочь мне. Когда я молился, я почувствовал, что у меня по ногам побежали мурашки и разлилось приятное тепло. Я продолжил молиться, а доктор только стоял и тряс головой. Тепло распространилось по всему телу и рукам. Бог исцелял меня! Я почувствовал, что очень устал. Тогда я опять закрыл глаза и крепко заснул.

Я проспал до обеда следующего дня, а когда проснулся, увидел своего друга Саймона, стоящего за окном моей комнаты и заглядывающего внутрь. Он выглядел бледным и тряс головой. Он не мог поверить, что я жив. Он последовал за мной в больницу и привел с собой моего друга из Новой Зеландии. «Тяжелая ночь у тебя была, да?» - спросил друг. «Да, приятель, - ответил я, - я толком не знаю, что произошло». Я не хотел им говорить: «На самом деле, я умер!» Я все еще пытался прийти в себя после всего, что произошло и не хотел, чтобы они сказали: «Да, иди ты, ты слишком обкололся, у тебя из ушей лезет!»

«Здесь воняет, как в уборной, - сказали они. –Мы заберем тебя отсюда и будем ухаживать за тобой». Я стал протестовать, я хотел остаться в больнице, но они залезли через окно, подняли меня на плечи и вынесли. Доктор пришел и попытался физически удержать их, но они оттолкнули его. Такси ожидало нас. Саймон не поехал в такси со мной, он все еще боялся, что я привидение. Они привезли меня домой в бунгало на берегу и положили в постель. Затем они тут же пошли в зал и стали отмечать!

Окно больницы

Я был измучен и голоден. Я опять заснул и проснулся посреди ночи, дрожа и весь в поту. Мое сердце было наполнено ужасом. Я лежал лицом к стене. Тогда я перевернулся, чтобы посмотреть, что меня испугало. Сквозь сетку от москитов я через стальные прутья на окне я видел семь или восемь пар глаз, глядящих на меня. Они светились красным и вместо круглых зрачков у них были щели, как у котов. Они казались наполовину людьми, наполовину животными. Я подумал: «Кто же это такие?» Они смотрели мне в глаза, а я – им, и я услышал шопот: «Ты наш, мы придем еще». «Нет, вы не придете!» - крикнул я, схватил фонарик и посветил на них. Там никого не было, но я-то знал, что видел их!

Я подумал, неужели я становлюсь ненормальным. Я чувствовал себя, как будто я был психически болен. Мне нужно было успокоиться и убедить себя, что я не схожу с ума. Я столько пережил за последние 24 часа. Так что я сказал: «Бог, что происходит?» И Он провел меня шаг за шагом через все, что я прошел, как бы выжигая это в моем мозгу. В конце концов я спросил Его: «Кто эти чудовища, которые хотели напасть на меня?» Он ответил: «Иен, вспомни Отче наш». Я пытался вспомнить, но опять не смог. Тогда из моего сердца пошли все слова вплоть до «избавь меня от лукавого». Я помолился всерьез от всего сердца. Потом Бог сказал: «Выключи свет, Иен». Я собрал всю свою смелость, выключил большой свет и сел на кровать с включенным фонариком. Я чувствовал себя, как воин Джедай из «Звездных Войн»! Я начал думать: «Если я не выключу фонарик, я буду всю свою жизнь спать с включенным светом». Я выключил фонарик. Ничего не произошло. Молитва помогла. Я лег и заснул.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ВСЕ В НОВОМ СВЕТЕ

Бодрствуйте, Стойте в вере, Будьте мужественны, Тверды. 1-е Коринфянам 16.13

На следующее утро я встал и приготовил себе завтрак. Мои друзья вернулись после утреннего серфинга и стали разговаривать со мной. Я начал замечать, что они говорили не то, что на самом деле имели в виду. Я слышал и то и другое, и это привело меня в замешательство. Я начал видеть их сквозь их маски. Впервые в жизни я начал видеть все в новом свете. Я обнаружил, что их внутренние побуждения совершенно противоположны тому, что они говорят. Это испугало меня, потому что я не знал, как реагировать на это открытие. Так что я удалился в спальню и оставался там.

Ночью я опять проснулся в холодном поту. Меня испугало что-то, что находилось рядом со мной. Я повернул голову, чтобы посмотреть, и в ужасе увидел, что демоны, которых я видел прошлой ночью, были в моей спальне и смотрели на меня через противомоскитную сетку. Однако, они почему-то не могли добраться до меня. Они пугали, но в действительности не могли проникнуть ко мне. В моем сердце был глубокий покой. Я знал, что я видел свет Божий и что этот свет теперь был во мне. Неважно, насколько маленьким был огонек, он был во мне, и они не могли войти. Но они вне всякого сомнения пытались запугать и снова заполучить меня.

Я опять схватил фонарик. На этот раз я боялся выйти из постели, чтобы включить свет, потому что они были в моей комнате. Я не знал, какой силой они обладают. Бешено вращая фонариком вокруг комнаты, я выскочил из постели и подбежал к выключателю. Благополучно включив свет, я упал на колени. Я опять боролся со своими мыслями, пытаясь сохранить рассудок. Я снова помолился «Отче наш» и вернулся в постель.

До моего полета из Маврикия в Новую Зеландию оставались еще две ночи. На следующую ночь меня разбудил стук в окно. Это была девушка, которая сказала: «Иен, мне нужно поговорить с тобой, впусти меня». Я знал ее и поэтому не подумал ничего плохого. Я в полусне пошел к двери и открыл ей. Как только я открыл дверь, она ухватилась за нее, и я увидел ее глаза. Они были того же красного оттенка, что и те, что преследовали меня на протяжении двух предыдущих ночей. Она заговорила на превосходном английском. Она была креолкой и никогда не говорила на хорошем английском. Она сказала: «Иен, сегодня ночью ты пойдешь с нами. Мы хотим куда-то отвести тебя». И я услышал приближающиеся шаги. Я попытался закрыть дверь, но у этой девушки оказалась сверхъестественная сила, и я не мог сдвинуть ее с места. Тогда у меня из сердца вышли слова: «Уходи, во имя Иисуса!» Она отшатнулась, как будто кто-то ударил ее в грудь. Когда я увидел, что она качнулась обратно, я захлопнул дверь перед ее носом и заперся. Я весь трясся, но на какое-то время был в безопасности.

Наконец-то я дождался последней ночи, я собрал вещи и был готов к отъезду. Такси придет за мной в 5 утра. Я заснул, но был разбужен среди ночи тем, что кто-то бросал камни в мое окно. Это была та же самая девушка. Я приготовился и запер двери, но оставил форточку открытой. Я подумал: «Кто бы ни были эти существа, они хотят убить меня и используют для этого людей!» Я только собирался подскочить и закрыть окно, как большая черная рука прошла через него и щелкнула задвижкой. Я услышал, как девушка мягко сказала: «Иен, мы хотим поговорит с тобой. Выходи». Я притворился спящим, и камни опять полетели в окно. В этот раз она говорила громче: «Иен, выходи». Затем более тяжелые камни стали влетать прямо в окно, и она разозлилась: «Иен, выходи!»

Я неожиданно обернулся и увидел, что через окно в мою сторону проходит копье. Я схватил фонарик. «Лучшая защита – нападение,» - подумал я и посветил фонариком в глаза копьеносца. В них был тот же красный оттенок! Я подпрыгнул, крича изо всей силы, схватил копье и толкнул в его сторону, так что он отпустил его. Я выкинул копье на улицу и захлопнул окно. Когда я быстро посветил наружу, увидел трех мужчин и женщину. Они съежились, как собаки, которых собираются побить камнями. Меня удивило, насколько они боятся света.

Комната в задней части бунгало, где Иен спал

Я был так потрясен, что не спал до утра, ожидая такси. Но оно не пришло. Я разбудил своих товарищей по серфингу и попросил их найти такси для меня. Они нашли, но оно было не на ходу. Кто-то ночью затолкал металлические прутья в его радиатор. Это было единственное такси в городе, и моим друзьям пришлось идти в другой город, чтобы найти мне такси. Ко времени их возвращения около моего дома собралась группа креолов с палками, и водитель побоялся ехать мимо них. Очевидно, мое чудесное выздоровление стало сенсацией в городе. Горожане знали, что я должен был быть мертв, и, будучи суеверными людьми, принимали меня за привидение, или что-то еще похуже. Однако, мне удалось миновать своих противников, попасть в аэропорт и сесть на самолет в Новую Зеландию через Австралию.

В Перте я захватил своего младшего брата, который жил там. Я попытался рассказать ему о том, что я видел. Он был в шоке и не поверил мне. Этой ночью я спал в его комнате, так как он уехал в Новую Зеландию, и среди ночи я проснулся от того, что демоны с белыми глазами атакуют меня. Я выскочил из комнаты и увидел маленького Будду, сидящего на камине. Когда я смотрел на него, Бог заговорил со мной и сказал, что белоглазые демоны вышли из этого идола. Я был изумлен! Тогда я понял, что то, что произошло со мной в Коломбо, было демоническим, вызванным идолами. Я решил сократить свое пребывание в Австралии и немедленно вернуться в Новую Зеландию.

На самолете, снижающемся в Оклэнде в Новой Зеландии, я спросил Господа: «Кем я стал?» На мне был плейер, который играл «Человека на работе». Голос, перекрывающий звук плейера, сказал: «Иен, ты стал рожденным свыше христианином». Я снял с себя плейер и посмотрел вокруг, чтобы убедиться, что это не был кто-нибудь  из летящих в самолете, кто сказал это. Потом я вынул темные очки из сумки, надел их и в относительном уединении, которое они предоставляли, начал тихо сходить с ума. Христианин! Вот кто я теперь? С какой стати человек захотел бы стать христианином? До меня все еще не дошло, что я именно это и сделал.

Родители забрали меня из аэропорта. Дома мама оставила в моей спальне плакаты с серфингом, в точности, как два года назад. Я чувствовал себя, как будто переместился по времени. Я приехал домой, в убежище. Этой ночью я пошел спать и был разбужен среди ночи кем-то, кто тряс меня. Я уже знал, как избавиться от демонов с помощью имени Иисуса и «Отче наш». Им пришлось уйти, но что они делают в моей спальне, в моем доме? Я был взбешен! Я встал и решил словесно выпороть их! И сделал это! Я разбудил родителей, но сделал это! Я сел на кровать и сказал: «Бог, мне до смерти надоели эти штуки, которые достают меня среди ночи. Что мне сделать, чтобы избавиться от них?» Он ответил: «Читай Библию». Я сказал: «Потом Ты скажешь, чтобы я пошел в церковь! У меня нет Библии!» «У твоего папы есть библия, иди и попроси у него».

Я так и сделал. Я начал читать сначала, с Бытия: «В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною; и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош; и отделил Бог свет от тьмы». Я плакал, когда читал это. Я учился в университете и изучал всевозможные книги, но никогда даже не видел книгу, которая могла бы сказать мне правду. В течение следующих шести недель я прочел все от Бытия до Откровения. Все, что я видел на небесах, было описано в этой книге!

В первой главе Откровения я читал об Иисусе, облаченном в белые одежды, с лицом сияющим, как солнце, с семью звездами в руке его, Альфе и Омеге, начале и конце. Я прочел в Святом Благовествовании от Иоанна 8.12, что Иисус сказал, что Он свет миру и кто последует за Ним, не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни. Я прочитал о рождении свыше от Духа Божьего в третьей главе от Иоанна. Я прочел, что когда я исповедовался в своих грехах перед Богом, Он простил и очистил меня от моей греховности. Я читал о новых небесах и новой земле, где не будет больше боли и слез. Я узнал, что когда из кого-нибудь изгоняют демона, он пытается вернуться на насиженное место. Я узнал, что Иисус дал мне власть над демонами, с которыми я сталкивался, и что демоны могут жить в идолах. Библия вызвала во мне благоговенный страх, ведь я никогда раньше не осознавал, что истина, написанная на ее страницах, так необходима в жизни*.

С тех пор, как это все произошло со мной в 1982 году, я стал последователем Иисуса Христа, моего Господа и Спасителя. Вначале я провел какое-то время на молочной ферме моей сестры в Новой Зеландии, приводя свою жизнь в порядок. В середине 1983 года я стал членом МСМ – Молодежь с миссией (YWAM) и ходил с ними по Океании, рассказывая людям, живущим там, о Божьей любви. Затем я вернулся в юго-восточную Азию и работал среди племен Малайзии, ранее не слышавших об Иисусе. Три года я работал в джунглях Саравака и на полуострове большой земли. В то время я встретил свою будущую жену Джейн.

С тех пор я работал и в церкви (я теперь посвящен в служители), и проповедником, рассказывая разным народам по всему миру свою историю. У моей жены Джейн и меня трое замечательных детей – Лиза, Майкл и Сара. Наше основное желание – продолжать делиться со всеми, кого встретим, удивительной благой вестью о божьей любви без условий, Его милосердии и предоставлении нам прощения грехов, благодаря смерти Иисуса на кресте.

Иен и Джейн, Лиза, Майкл и Сара

*Смотри примечания в приложении со ссылками из Писания.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

А ТЕПЕРЬ, КАК НАСЧЕТ ТЕБЯ?

Ибо так возлюбил Бог мир, Что отдал Сына Своего единородного, Дабы всякий, верующий в Него, не погиб, Но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, Чтобы судить мир, Но чтобы мир спасен был Чрез Него. Верующий в Него не судится, А не верующий уже осужден, Потому что не уверовал Во имя единородного Сына Божия. От Иоанна 3.16-18

Божья любовь к нам ошеломляюще очевидна. Он отдал своего собственного сына Иисуса, чтобы Тот умер вместо нас, заплатив за наш грех. В Библии сказано, что плата за наш грех – смерть, ни один из нас не без греха, но дар Божий – вечная жизнь посредством Иисуса Христа (К Римлянам 5.8-11). Выбери жизнь!

Если эта книга заставила тебя задуматься над тем, как ответить на Божье предложение жизни, тебе может помочь молитва, подобная той, которой молился Иен.

  • Попросить прощения за все свои грехи.
  • Простить всех, кто когда-либо тебя обидел.
  • Попросить Бога быть Господином твоей жизни и посвятить свою жизнь служению и следованию Ему.

Если ты принял решение стать последователем Иисуса, очень важно найти таких же людей, которые могли бы поддержать и помочь тебе расти в вере. Приобрети Библию и начни читать ее, может быть, это будет легче, если начать с Иоанна (его можно найти, если посмотреть в содержание в начале Библии).

Мы же молимся за вас всех, чтобы Христос вселился в вас с того момента, как вы откроете свои сердца и пригласите Его. И чтобы вы, укоренившись и утвердившись в любви, смогли постигнуть, как и другие христиане, щедрую меру любви Христа. Раскиньте руки и ощутите ее ширину! Узнайте ее длину! Измерьте глубину! Пусть ваша жизнь исполнится всей полнотой Бога! (К Ефесянам 3.17-19).

ПРИМЕЧАНИЯ

ВЕБСАЙТ ИЕНА

Вы сможете найти дальнейшую информацию об Иене и где он проповедует в настоящее время, если посетите его вебсайт 

МЕДУЗА КОРОБКА

Для информации о медузе коробке зайдите на следующие вебсайты: 1-й, 2-й, 3-й

ССЫЛКИ ИЗ ПИСАНИ

Смерть и суд: От Матфея 25.31-46; Римлянам 2.6-11; 14.7-12; 1-е Коринфянам 15.35-44; 2- е Тимофею 4.1; Евреям 9.27; Откровение 20.11-15

Смерть Иисуса за наши грехи: От Иоанна 11.25-26;Римлянам 6.9-11; 8.10-11, 31-35; Колоссянам 2.13-14; 1-е Фессалоникийцам 5.10; 1-е Петра 1.3-4

Иисус – славный Сын Божий: Иезекииль 1.26-28; ОтЛуки 9.29; От Иоанна 20.19; Деяния 7.55-56; 9.3-5; 1-е Фессалоникийцам 4.14; Откровение 1.13-16

Тьма и Свет: Исайя 42.6; От Матфея 8.12; 22.13; От Луки2.32; От Иоанна 1.4-9; 8.12; Деяния 13.8-11; Римлянам13.12; 2-е Коринфянам 4.6; Ефесянам 5.8-14; 1-е Иоанна 1.5; 2.8-11; Откровение 21.23

Жизнь вечная: Псалом 144.13; Екклесиаст 12.5; Исайя 51.11; 60.19-20; Иеремия 31.3; От Марка 3.29; От Люка 16.9; От Иоанна 3.15; 4.36; Римлянам 1.20; Ефесянам 3.10, 11; 2-е Фессалоникийцам 2.16; 2-е Тимофею 2.10; Евреям 5.9; 9.15; 1-е Петра 5.10; 2-е Петра 1.11; Иуды 21; Откровение 14.6

Рай и ад: От Матфея 5.11-12; 8.12; 10.15; 18.10; 22.15; 23.15,34-37; От Луки 10.20; 15.7; 16.25; 20.36; 23.43; От Иоанна 14.2; Римлянам 8.17; 1-е Коринфянам 15.42-51; 2-е Коринфянам 12.2-4; 2-е Фессалоникийцам 1.9; Иуды 6;Евреям 9.12; 12.22-23; 1-е Петра 1.4; 2-е Петра 1.10-11; 2.4;3.13; Откровение 7.15; 14.13; 21.2-4, 10-27; 22.3-5, 15

Божья любовь: Псалом 102.4; 35.8; От Матфея 18.10;От Иоанна 15.13; Римлянам 5.5-8; Галатам 2.20; Ефесянам 2.4-5; 3.19; 2-е Фессалоникийцам 2.16; Титу 3.4

Демоны: От Матфея 8.29; 10.1; 12.24-30; От Марка 1.23-24; 5.8-9; От Луки 8.29; 10.17-18; 1-е Коринфянам 10.20; 1-еТимофею 4.1

 

ДАЛЬНЕЙШИЕ ССЫЛКИ НА БИБЛИЮ ДОКТОРА РИЧАРДА КЕНТА

Когда мы умираем, наш дух выходит из тела – это истина, изложенная в Библии. Наиболее известный пример этого можно найти в Евангелие от Иоанна 19.30: «Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух». Смерть Иисуса не подлежит сомнению, как показано в Евангелие от Иоанна 19.33. В Первом послании Петра 3.19-20 говорится о том, что «ожив духом», Иисус проповедовал тем, кто утонул во время потопа во времена Ноя.

К тому же, мне видится, что Павел также на собственном опыте испытал околосмертные переживания после того, как был побит камнями Иудеями Антиохии и Иконии (Деяния 14.19). Иудеи были крайне разгневаны тем, что Павел покинул Санхедрин и стал последователем Иисуса. Можно наверняка сказать, что они убили Павла, это было обычным исходом для побитого камнями. Павел описывает свои собственные околосмертные переживания как «восхищение в рай» (2-е Коринфянам 12.2).

И последний пример – Доктор Лука описывает, как дух умершей 12-летней девочки возвращается в ее тело, и она возвращается к жизни. Иисуса позвали к умершей дочке Иаира, чтобы Он вернул ее к жизни. Эту историю можно прочитать в Евангелие от Луки 8.53-55: «И смеялись над Ним, зная, что она умерла. Он же, выслав всех вон и взяв ее за руку, возгласил: девица! встань. И возвратился дух ее; она тотчас встала». Здесь явно говорится о том, что когда дух девочки вернулся в тело, она вернулась к жизни. Я думаю, что таким образом по Библии объясняется история Иена Маккормака, дух которого также вернулся в тело после того, как он умер. 

Leave a comment

Поля,обозначенные (*), обязательны к заполнению.

Комментарии публикуются после проверки модератором.